Гранат
Ссылки
О сайте


Андреев

Андреев, Леонид Николаевич, писатель, род. в 1871 г. в г. Орле, кончил юридический факультет московского университета, в 1897 г. сделался помощником присяжного поверенного, литературную деятельность начал в москов. газете "Курьер" и в журнале "Жизнь". В творчестве А. отражаются настроения и идеалы мещанства, разлагающегося под влиянием экономической эволюции. Из родной социальной среды он вынес неврастенический склад души, и потому огромное большинство его героев отличается чрезмерной возбудимостью, неустойчивостью и неуравновешенностью, склонностью к внушению, к раздвоению и безумию ("Мысль", "Призраки", "Черные маски", "Тьма" и др.). Навеянные переживаниями погибающего класса, произведения А. Проникнуты недоверием к жизни, "этой клетке с толстыми железными прутьями" ("Рассказ о Сергее Петровиче"), вместе с инстинктивным стремлением отгородить себя от нее ("У окна"), уйти от нее хотя бы в камеру одиночного заключения ("Мои записки"). Даже когда жизнь улыбнулась ему самому, А. не переставал относиться к ней недоверчиво, продолжал рисовать ее "жестокой" и "несправедливой" ("Жизнь человека"). Только однажды, под впечатлением октябрьских событий 1905 г., он сбросил с себя путы уныния и пессимизма, создал две прекрасные фигуры "утвердителей" жизни, астронома Сергея Николаевича и рабочего Трейча ("К звездам"). После крушения революции А. снова вернулся к обычному для него пессимизму ("Элеазар", "Мои Записки", "Черные маски", "Дни нашей жизни"). Свойственная мещанству тяга к индивидуальному превратилась у героев А. в болезненное самолюбование и обидчивость, и эта склонность к самосозерцанию отличает даже изображенный им революционеров из интеллигенции ("Тьма", "Рассказ о семи повешенных"). Обыкновенно замурованные в склепе собственного Я, герои А. иногда выходят из своего заточения, готовы охотно участвовать в "строительстве" жизни, но или растерянно стоят перед неразрешимой загадкой ("Василий Фивейский"), или обнаруживают сентиментально-филантропическую заботливость о калеках и убогих (Маруся в "К звездам", Липа в "Савве"), или, наконец, проникаются анархическим стремлением "все уничтожить", "взорвать землю" ("Мысль", "Савва"). Из гибнущего мещанского мира А. вынес недоверие не только к жизни, но и к силам человека, сознание невозможности влиять на ход истории, даже на свои поступки ("Мысль", "Василий Фивейский", "В тумане"), и его герои или пассивно склоняются перед грозным фатумом ("Рассказ о Сергее Петровиче"), или шлют по адресу Рока бессильные проклятия ("Жизнь Человека"). Поставленные на лестнице социальной иерархии между буржуазией и пролетариатом, герои А. при всем их горячем стремлении пробиться "на верх" ("Рассказ о Сергее Петровиче", "Жизнь Человека") инстинктивно чувствуют, как какая-то таинственная сила тащит их "вниз", в "тьму" ("Мысль", "Рассказ о Сергее Петровиче", "Жизнь Человека"), и они порою сознательно проповедуют необходимость идти не верх, а вниз ("Тьма"). Весь мир представляется поэтому А. как вечная борьба "хаоса" и "гармонии" ("Мои записки"), причем победа обыкновенно остается за "хаосом". Гибнет чистая любовь под напором грязных инстинктов ("Бездна", "В тумане") или позорящей нужды ("Дни нашей жизни"). Гибнет светлый разум под напором темных сил организма ("Черные маски"). Гибнет культура пол ударом дикой орды социальных отбросов ("Царь-Голод"). А. жил в одну из самых драматич. эпох русской истории, был современником политического переворота, совершенно преобразовавшего внешнюю физиономию страны, но он долго совершенно не замечал этого перерождения (только в "Вас. Фив. схвачено, но в уродливых проявлениях, пробуждение России), а когда на открытую сцену выступила революционная интеллигенция и революционный пролетариат, А. наделял первую неврастеническим складом психики, плаксивой сентиментальностью, душевной усталостью, анархическими склонностями и тягой вниз к тьме ("Тьма", "Рассказ о семи повешенных"), а второй - бессознательностью, босяцкими настроениями, стремлением к разрушению, а не созиданию ("Царь-Голод"). А. жил не только в эпоху политического переворота, также в период экономического перерождения страны. На место мелкобуржуазного уклада с его покоем становился торгово-промышленный город капиталистического типа. Через все творчество А. проходит страстная ненависть к этому новому укладу жизни, желание уйти от него в лес и поле, к первобытным временам, желание уничтожить, взорвать все города, мечты о такой эпохе, когда на земле не будет больших городов ("Город", "Проклятие зверя", "Савва"). Яркий выразитель настроений разлагающегося под влиянием капитализма мелкобуржуазного уклада жизни, А. в то же время по своим художественным приемам один из видных представителей модернизма. Обладая чрезмерно впечатлительной психикой, он воспроизводит (в своих прозаических произведениях) жизнь с импрессионистической яркостью и красочностью. Свои первые драмы ("Савва", "К звездам") он писал в обычном реалистическом жанре, но в свои последующих пьесах ("Жизнь Человека", "Царь-Голод") стремился уже к стилизации. Кроме массы статей, рассеянных по разным журналам, сборникам и газетам, о творчестве А. существует ряд монографий (Боцяновского, кн. Урусова, П. Иванова, Геккера, Рейснера, Фриче).

В. Фриче.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 3/11-е стереотипное издание.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1936.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"