Гранат
Ссылки
О сайте


Ассиро-Вавилония

Ассиро-Вавилония. А. Ассиро-Вавилоняне. Ассиро-Вавилоняне (историчнее было бы: Вавилоно-Ассирияне) - одна из пяти ветвей семитского племени, которая прежде прочих четырех, в 4-м тысячел. до P. X., покинула общесемитскую кочевую прародину - сев.-арав. пустыню (с ее естественным продолжением, пустыней сирийской) и вторглась на жительство в соседнюю плодоносную и уже населенную долину Тигра и Евфрата; семиты остальных ветвей, т. е. хананейской (иначе - еврейско-финикийской), арамейской (иначе сиро-халдейской), собств.-арабской и семитско-эфиопской, - в те времена еще не были известны, потому что предки тех семитов еще кочевали где-то по безвестным просторам своей пустынной прародины и, пребывая в ней, вероятно составляли все вместе еще единое этническое и языковое прасемитское целое, хотя, конечно, можно допустить, что уж и тогда могли существовать известные оттенки между говорами более северных окраин сирийско-аравийской пустыни от говоров более южной арав. глуби, зародыши будущих четырех сем. языков. - В замечательно плодородной - дававшей и во времена Геродота урожай сам двести - триста - долине Тигро - Евфратскаго Двуречья, куда в 4-м тыс. хлынул из арав.-сир. пустыни первый поток семитов-кочевников, имелось свое старинное население, и при том оседлое, с городами. Здесь еще в седой древности, лет за 5000 до P. X. (это видно по астроном. вычислениям), успела развиться относительно высокая культурная жизнь: существовало благоустроенное земледелие (с системою оросительных каналов); главные ремесла (между прочим уменье обрабатывать металлы, даже железо, - последнее впрочем только для украшений, не для орудий: те делались из бронзы и меди); оживленная торговля ввозная и вывозная; сложившееся законодательство и религия (культ светил с празднованием 7-го дня и шаманство с заклинаниями многочисленных злых духов: "магия"); довольно высоко стоявшая наука (напр. знание законов движения небесных светил, т. е. астрономия, которая находилась в связи с религиозным культом светил, и математика, с преобладанием арифм. счисления дюжинного, а не десятичного); письменность (при чем писали на глиняных табличках клинообразным слоговым алфавитом). Население, которое создало в Междуречье эту развитую культуру*), и на которое нагрянули семиты, было происхождения вовсе неродственного семитам: язык, на котором оно говорило, ни по корням, ни по строю не имеет ничего общего с семитским; он называется сумерийским, или - если принимаются в соображение диалектические оттенки между говорами южн. и сев. Вавилонии (Нижнего Двуречья) - "сумеро-аккадским".

* (Греко-классич. мир термином "Междуречье" (Месопотамия) обозначал только верхнюю область Тигро-Евфратскаго Двуречья, т. е. только до того места, где обе реки в среднем своем течении чрезвычайно близко подходят одна к другой, а нижнюю Месопотамию греки называли просто Вавилония. Но в нашей статье термин "Месопотамия" (по-русски "Междуречье", "Двуречье") применяется, согласно с более установившимся употреблением этого слова, да и с филологией, сплошь ко всему пространству между реками Тигром и Евфратом, вплоть до их устья, значит, со включением Вавилонии (= нижнего Междуречья).)

С какою из ныне известных рас и языков могли быть в родстве сумерийцы, трудно сказать; во всяком случае попытка, прежде почти не оспариваемая, - сближать сумерийцев с т. н. туранцами, или урало-алтайскими народами, отвергнута соврем. наукой; должно быть, та семья языков, к которой принадлежал сумерийский, и которая могла встарь иметь разветвления также среди народов на сев.-запад и на юго-вост. от Междуречья, угасла бесследно, без потомства. Часть вторгнувшихся (в 4-м тысяч, до P. X.) семитских орд прошла в верхнее, т. е. сев., Междуречье и в соседние горы нын. Курдистана и там основалась; это ассирийцы; они выступили на историч. арену уж попозже. Другая часть вторгшихся семитских орд осталась в главном очаге сумерийской культуры - на равнинах нижнего Междуречья, которое потом называлось Вавилонией (а еще позже, лет 2000 спустя - Халдеей); эта часть тех же семитов - вавилоняне. Нагрянувшие кочевые варвары, семиты ассиро-вавилоняне, покорили туземцев - сумерийцев, но, как часто бывает в истории, подчинились культурному воздействие покоренного ими туземного населения, - т. е. усвоили готовую, многовековую сумерийск. культуру и науку, приурочили к местной сумер. религии свою принесенную семитскую (подставивши свои имена божеств вм. туземных), прониклись сумер. мировоззрением и - что всего типичнее, - продолжая говорить на своем родном вав.-асс. языке, приняли сумерийск. язык в качестве священно-письменного, т. е. молитвенного, религиозного и литературно-научного (в роде того, как средневеков. германцы - латынь). Но зато и они, в живом обиходе, семитизировали местное население, с которым слились в одно племя: в обыденной жизни страны распространился принесенный ими язык семитский (вав.-ассир.) - и сумер. язык в разговоре умер. В старейшую эпоху историческую, т. е. в такую, от которой дошли до нас из Нижнеречья (Вавилонии) уж документальные сведения, т. е. за 3000 лет до P. X., мы здесь находим в стране население, которое, хотя и живет наследием культуры сумерийской и пишет по-сумерийски, но говорит сплошь (или, б. м., почти сплошь) только по-семитски. Сумерийско-вавилон. словари, грамматики и практические школьные упражнения, в изобилии дошедшие до нас, свидетельствуют, что орудование этим мертвым языком, при его трудной клинописной системе, давалось пишущим людям вовсе не легко; и не удивительно, что с течением времени наряду с письменным употреблением мертвого сумер. языка (более или менее сохранявшего свою учено-письменную важность почти до P. X.) все чаще и чаще, приблизительно с 2800 г. до P. X., стал письменно применяться жителями Вавилонии и их разговорный семитский (вав.- асс.) язык, с все тем же неудобным клинописным алфавитом. Этот семитский вав.-ассир. язык памятников, писанных в Вавилонии, для краткости называется в нынешнем научном обиходе просто "ассирийским", потому что европ. наука сперва изучила Ассирию, а потом Вавилонию; однако, по верному замечание Т. Нёльдеке ("Семитские языки и народы", в обработке А. Крымского, т. II, 1910, стр. 291), если требуется термин покороче, то историчнее и научнее было бы говорить: "язык вавилонский", потому что в собств. Ассирии развитая письменность появляется гораздо позже. Да и вообще Ассирия сперва, чуть ли не 2000 лет, остается в тени, и первоначальная историч. и культурная жизнь сосредоточивается в Вавилонии. Язык и Вавилонии и Ассирии оставался общим, но по характеру горцы-ассирийцы, надо полагать, исстари были теми грубыми и жестокими людьми, какими мы их знаем позже, и сильно отличались от более мягких и тоньше чувствующих купцов и промышленников Вавилонии.

Мы не знаем, какова была политическая история Вавилонии в досемитский, сумерийский период и в течение первых столетий семит. вторжения. Строились догадки, что между сумерийцами и семитами-вавилонянами шла многовековая борьба, и что оплотом пришельцев была сев. Вавилония (по более позднему - Аккад), а оплотом туземцев - юж. Вавилония (Сумер, Шумир). Надписи историч. характера начинаются только за 3000 лет до P. X., когда процесс ассимиляции сумерийцев и семитов был уже пережит, во всей стране восторжествовал уже элемент семитский, и язык сумер. был, вероятно, уже только священно-мертвым. Период 3000-2280 гг. назыв. периодом старейшей Вавилонии. Из самых древних надписей (а они писаны уж семитами или семитизированными людьми, хотя на языке еще только сумерийском) мы видим, что деление Вавилонии на сев. и южную ок. 3000 до P. X. есть уж просто историко-геогр. пережиток; политически же вся страна, включая сюда и Ассирию, и соседнюю горную область Элам (на вост. от низовьев Тигра), разбита не на две части, а на множество враждебных друг другу совсем мелких государств, представляющих собою каждое небольшую территорию, в центре которой находится крупный старинный город, с важным древним святилищем того или другого бога. Таковы города юж. Вавилонии: Эриду, Ур, Ларса, Урук, Ниппур, Лагаш (иначе Сир-пур-ла) и др. Два первые лежали тогда почти при море, недалеко от тогдашнего устья Евфрата, потому что Шатт-эль-Араба встарь не было; Перс. залив поднимался много выше, чем теперь, и обе реки Тигр и Евфрат впадали в него отдельными устьями, на довольно далеком расстоянии друг от друга; в г. Эриду был храм Эа, владыки пучины морской, а в Уре - храм Месяца, высоко чтимого в юж. Вавилонии. В г. Ларсе был культ Солнца, кот. (в противность Вавилонии северной) чтилось в юж. Вавилонии меньше, чем Месяц. В Ниппуре - культ Бела-Эн-лиля, владыки преисподней и земли; откопанная обширная Ниппурская библиотека на глиняных таблетках - одна из старейших, какая дошла до нас; в экономич. отношении интересны счетные книги и списки значительных церковных земельных имуществ, скота, рабов, сокровищ. Другой "книжный город" был Урук, где особенно чтилась Иштарь-Нана, воинственно-смертоносная и сладострастно-возродительная богиня планеты Венеры, и где процветал также культ Ану, владыки звездного неба; при храме Иштарь-Наны состояла очень ученая коллегия жрецов, и Урук являлся одним из главных книжных центров В., откуда многое впоследствии почерпнула дошедшая до нас библиотека асс. царя Ашшур-бани-па-ла; тут же - один из пространнейших вавил. некрополей (с массой глиняных гробов по вавил. способу похорон), что очевидно стоит в связи с культом владычицы над жизнью и смертью, Иштари. Цари г. Лагаша (или Сирпурлы, с культом планеты Сатурна), воевавшие с царями сев.-вав. г. Киша, чаще значатся как "патеси", т. е. вассалы, непокорные впрочем; знаменита по своим битвенным рисункам победная лагашская "стела с коршунами" патеси Э-анна-ду (сына А-кур-гала, который сперва титуловался "царь", а не "патеси"); несколько столетий позже мы увидим Сирпурлу одним из лучших очагов вав. Зодчества и ваяния. Сюзеренный ее г. Киш лежал уже в Вавилонии северной где выделялись еще города: Сиппар-Агаде (культ Солнца; архив), Кута (культ воинственного Нергала, т. е. бога планеты Марса), Дур-Илу (культ Ану, владыки звездн. неба), Вавилон (собств. "Баб-Илу" = "врата Божьи", с культом бога весны - Бела-Мардука, т. е. планеты Юпитера) и соединенный с Вавилоном г. Борсиппа (культ Набу, посланца богов, - планеты Меркурия), где, на основании поздней надписи Навуходоносора и евр. предания предполагалась "Вавил. башня". Из этих сев.-вав. городов Киш имел, кажется, влияние на Ассирию; он же распространял свою власть на горную область к вост. от нижн. Тигра - Элам (с г. Сузою), имевший управление вассальное, "патеси"; культура в Эламе была тоже вполне вавил., а божество, почитаемое здесь, представляло, по-видимому, разновидность богини Иштарь-Наны Урукской. Все эти мелкие государства-города юж. и сев. В-ии, с Асс. и Эламом включительно, являются нам за 3000 - 2800 л. до P. X. ведущими междоусобную борьбу друг с другом. Царь каждого из них добивался господства над прочими. Один раз серьезно выдвинулся г. Урук, царь которого Лугал-заг-гиси сумел занять Ур, Ларсу, Ниппур, т. е. объединить всю юж. В-ию ("Сумер", "Шумир"; сев. В-ия наз. "Аккад"); этот завоеватель почетно титулует себя на посвятительных сосудах: "шаррут кибрат арбаим" (= царь четырех стран света); он, по словам надписи, успешно предпринимал завоевательные походы и вне Междуречья, по направлению "от Нижнего моря (=Перс. зал.) до Верхнего моря (= Средиз. м.)". Следовательно, Лугал - заггиси урукский есть первый (по крайней мере, известный нам) великий царь старого Нижнеречья, создатель здесь первой мировой державы, или - если не избегать анахронистического термина, популяризованного через общеизвестный учебник Масперо - основатель "1-ой Халдейской империи", которая, затем уже не с урукской династией, просуществовала более полутысячи лет (термин "халд." неудобен потому, что Нижнеречье стало называться Халдеей только 2000 лет спустя, когда в нем вм. народности вавилонской водворилась арамейско-халдейская). Однако объединить и юж. и сев. Вавилониию ("Шумир" и "Аккад") и создать неслыханно обширную, вполне мировую державу удалось не урукской династии, а одной из сев.-вав. Именно, это сделали - сев.-вав. воинственный царь Шаргани Агадский (Саргон Аккадский), ок. 2800 г. до P. X., и его сын - преемник Нарам-син. Надписи их, повествующие о их деятельности, впервые оказываются не на традиционном сумерийском языке, который в юж. Вавилонии еще набожно всюду культивировался из-за консервативного предания, а на живом языке страны, т. е. семитско-вавил.; да и в чисто религиозной области - молитвах, заклинаниях, свящ.-истор. "Книге Бытия" (как ее назвали европ. ученые в силу сходства с первыми главами позднейшего "Бытия" Моисеева) и др.- появляется при агадской династии живой вав. яз. в качестве параллельного подстрочного перевода, грамм.-филол. толкований и т. п. Происхождения был Саргон Агадский, м. б., полувульгарного, не вполне царского: по надписи на памятнике Саргона, которую начертал уж не сам он, выходило бы, что отца своего он не знал, мать же его, царевна, родила его в потаенном месте близ р. Евфрата и пустила по реке в осмоленной корзине из тростника, - легенда, применявшаяся потом и у других народов к основателям государств. Довольно вероятно, что главным городом Саргоновой державы, хотя бы и без звания свящ. столицы, сделан был Вавилон, который с тех пор и стал приобретать мировое значение. В состав созданного Саргоном царства входила вассально (патеси) вся Вавилония и ее сев. продолжение - верхняя Месопотамия с Ассирией; на вост. - Элам, тоже под управлением своих патеси; на зап .- нын. Сирия и Палестина, с населением еще не семитским (допустимо однако, что во времена Саргона мог здесь, у Средиз. моря, вкрапливаться и семит. элемент в виде вавил. факторий); в надписях указано, что Саргон Аг. переправился даже через Средиз. море (не на Кипр ли?), - сообщение, которым предполагается существование подчиненного вавилонянам мореходства на Сред. море еще до финикиян,- и пробыл там "за морем на западе" три года, поставил свои статуи с надписями на своем языке и "много пленников из-за моря привез". Пленники применялись в-скими, а потом ассирийскими царями как рабочие для их колоссальных построек. Сын Саргона Нарам-син продлил завоевания на восток, в затигрские горы Загрош (на территорию позднейшей Мидии), а на юг - в Аравию: "Дильмун (= жемч. о-ва Бахрейн на Перс. зал.), Маган (= приблизит. вост. Аравии) и Мелуху (= зап. Ар.)", "победил 17 царей с 30.000 людей"; так далеко в Аравию никому впоследствии, до времен последних великих асс. завоевателей, не приходилось забираться. Следовательно, на царствование Агадской династии - (двухвековое, ок. 2800-2600) - приходится район самого широкого старейшего распространения и господства вав. культуры и знаний в передн. Азии, - очевидно и языка, - на всем пространстве владений Нарам-сина, омываемых с трех сторон морями, а, б. м., и распространение вав. религии. Эта сфера мирового вав. влияния сохранялась без урезок до самого конца Агадской династии: это видно из надписей на статуях одного из самых поздних и очень самостоятельных вассалов ("патеси") Агад. династии - царя Гудеа Лагашского в юж. В-ии, ок. 2600 г., того, который в своем Лагаше (Сирпурле) прославился замечательно цветущим развитием строительного и ваятельного искусства. По случаю окончания одного храма, патеси Гудеа принес к богу свои статуи с подробнейшими надписями, где он все рассказывает: и о своей праздничной щедрости по случаю освящения храма (заточенным должникам царя отпущены долги, жителям столицы 7 дней бесплатно раздавался хлеб), и о своем образцовом правлении ("богатый не притесняет бедного, сильный не обижает слабого"), и об очищении столицы от дурных людей (по розыску одни изгнаны, другие утоплены в канале), и т. п., а на счет материала, из которого создан храм, патеси Гудеа обстоятельно сообщает, откуда что привозилось; - оказывается, из всех стран передн. Азии, от Средиз. моря (мрамор, сев.-ливан. кедры) до Перс. залива. Сношения Гудеа с зап. Аравией производились "на кораблях": значит, вавилоняне того периода плавали через Перс. зал. и Инд. океан вокруг Аравии, - и обратно. После эпохи Агадской династии о сношениях с Аравией больше не слыхать веков двадцать. Господствующей между 2600-2400 гг. династией "сумера и Аккада" и, конечно, прочих вавил. владений, хотя бы без отношений к Apaвии, оказывается одна юж.- вав., из очага лунного культа - г. Ура; ею и еще двумя кратковременными, но тоже южными династиями и заканчивается эпоха старейшей Вавилонии ("1-й Халдейской империи"). Первыми царями этой урской династии были Ур-гур (прежде читали: Ур-баху) и его сын Дунги (соврем. сына Гудеа); хотя у преемников Ур-гура и Дунги имена семитские, но у этих двух - сумерские. И преобладающим языком надписей периода урской династии тоже делается опять сумерский, заброшенный при агадском господстве. Нельзя отсюда заключать, чтобы в юж. В-ии оставались еще живые сумерийцы; просто, употреблением старокультурного сумер. языка подчеркивались историч. права южн. В-ии над оттесненной северною. Притом, и в надписях урских тоже проскальзывает семитско-вавилон. язык, а у одновременных эламских патеси сем.- вав. язык пользуется всеми правами письменного. Юг В-ии с двумя еще династиями, кроме урской (Исин, Ларса), так и оставался политич. центром державы старейшей Вавилонии ("1-ой Халд, империи") вплоть до ее падения (ок. 2280). Падение было вызвано великим передвижением переднеаз. народов: сперва, на зап. от Евфрата, зашевелилась семитская прародина - сев. Аравия с Сирийской пустыней - и выпустила из себя вторую семит. разновидность, а потом, на вост. от Тигра, заволновался и двинулся на В-ию горный Элам, куда очевидно вторглось свежее, уж несемитское (но и не индоевропейское) население из какой-то глуши Азии. Семитский второй поток из своей арав.- сирийской пустыни начал стремиться к Евфрату еще около середины 3-го тысячел. перед Р. X., т. е. еще в период расцвета династии Ур-Гура. Называется эта вторая семит. разновидность ханаанской, п. что семиты этой ветви, двигаясь вверх на сев.-запад вдоль правой (немесопотамской) стороны Евфрата, зашли преимущественно в Ханаан (Сирию и Палестину), до самого Средиз. моря, где прибрежные из этих ханаанских поселенцев стали известны под именем финикиян (сидонян и др.), а вост. пограничные (между р. Оронтом и сев. Евфратом) сохранили местное географич. имя амореев; думают, что и кочевники гиксосы, завоевавшие Египет, - это также волна семитского ханаанского потока; ветхозаветный еврейский язык - тоже хананейский, вполне похожий на финикийский, и обыкновенно полагают, что те, тревожащие Ханаан своими набегами "хабиры", о которых упоминает в донесениях к фараону Телль-эль-Амарнская переписка XV в. (о ней ниже), и в которых свободно можно видеть имя "евреи", были последнею, крайне позднею и самой заключительною волною кочевого ханаан. потока, долго в обособлении державшейся в синайско-сирийской пустыне. Правдоподобнее однако другое соображение (напр. М. Гартманна: "Die агаb. Frage", 1909, стр. 12 и 116), что язык хабиров, пока они кочевали, вовсе не был хананейский (а был или арамейский, или арабский), и что по-хананейски (то, что мы называем "еврейски") они заговорили только тогда, когда покорили культурный Ханаан и ассимилировались по языку с покорен. насел. Однако некот. часть первоначального "хананейского" потока, ок. 2400 г., прошла из своей сев.-арав. прародины и на левую, месопотамскую сторону Евфрата, в сев. Вавилонии, да вероятно и в Ассирию, заняла г. Вавилон и создала там свою знаменитую в истории культуры династию (2400-2100), которую Гоммель (Grundriss, 1904, стр. 90) предпочитает называть аравийской, Винклер - аморейской (Auszug, 1905, стр. 3), а большинство ассириологов - "кананитской" (= хананейской), имея в виду ближайшее племенное сродство с теми семитами, котор. пошли в Ханаан; называют ее также "1-я династия г. Вавилона"; по языку эти хананеи с течением времени, конечно, совсем слились с местным вавил. населением, но они привнесли в вавил. обиход имена и культ своих "ханаанских" богов: Хадада, Раммана, Дагона и др. Что касается вторжения нового этнографического элемента в юж. В-ию с вост., через область Элам, которая до того времени жила общей культурной жизнью с В-иею, а теперь получила варварское население, пришедшее туда из каких-то недр Азии, то этнографическая классификация этого, отныне "эламскаго" племени очень трудна; были, между прочим, попытки сблизить язык этого нововодворившегося эламскаго народа с грузинским. Определенно - хронологически конец Старо-Вавилонии приурочивается к 2280 г., когда эламский царь - варвар Кутур-нахунте - совершил всесокрушающее нашествие на юж. В-ию, обложил ее данью и отправил в эламскую столицу Сузу из Урукского святилища статую богини Иштарь-Венеры; она там в эламском плену пробыла более полутора тысяч лет, именно 1635, как видно из надписи новоассир. царя Ашшур-бани-пала, который в 645 г. вернул ее назад (эта дата - одна из важных вех в вав.-ассир. хронологии). Господствовала тогда в юж. В-ии династия г. Ларсы, - она была низложена, и на престоле Ларсы воссел эламитянин. Эламское иго (срав. былины про богатыря Гильгамеша-Истубара) оставило самые печальные воспоминания в вавил. народн. памяти, как период злого лихолетия, в роде татарщины на Руси. - Но течение эламское столкнулось с встречным хананейско-семитским,- и "1-ая династия г. Вавилона", хананейская по происхождению, но уже натурализовавшаяся, дала наконец эламцам отпор. 5-ый царь этой династии, знаменитый Хаммураби (ок. 2200-2150), владетель сев. В-ии, двинулся на юг, сверг в Ларсе эламитянина Рим-сина и выгнал эламцев из юж. В-ии назад в Элам. С этих пор Элам перестает жить общей культурной и духовной жизнью с В-ией, а развивается самостоятельно; однако, по привычке, языком клинописных надписей страны остается еще сем.-вав., и лишь несколько веков спустя клинописной речью оказывается уж местная эламская, несемитская. Хаммураби, очистивши от эламцев юж. В-ию, присоединил ее к своим сев.- вав. владениям, и с этих пор юж. и сев. В-ия уж не разлучаются в истории; Ассирия тоже, как естественный придаток сев. В-ии, находилась под властью Хаммураби; да и страна на зап. от Евфрата по направленно к Сирии ("Амурру") состояла у него в васс. подданстве. Неизвестно, какими еще другими странами мог владеть он и дальнейшие цари "1-ой династии г. Вавилона"; какое-то политическое отношение династия имела и к Ханаану (финикиянам), и к сев. Аравии, - но во всяком случае пределы ее владений были далеко не такие обширные, как у старо-вав. царства ("1-ой Халд. империи"). Тем не менее в умственно-культурном и торговом отношении Вавилон был тогда столицей мира. 55-летнее царствование Хаммураби есть верх культурной славы "ханан." династии. Царь произвел грандиозные инженерные работы для пользы земледелия, и особенно блистательно успехи земледелия были подняты прорытием канала неслыханных размеров с бесчисленными оросительными рукавами: "нар Хаммураби" ("река Хамм.", впоследствии известная под именем "Царского канала"). Он - всемирно знаменитый законодатель: до нас дошла обширная стела с начертанными "законами Хаммураби"; это древнейший на земле письменный свод законов, какой до сих пор мы имеем в руках, и законоположения Хаммураби ревностно изучаются европ. учеными, как прототип еврейских законов Моисея и римских 12 таблиц (изд. перев. X. Винклер). Масса глиняных плиток-документов времени Хаммураби и его ближайших преемников (судебных постановлений по искам, нотариально засвидетельствованных векселей, контрактов, купчих крепостей и т. п.) наглядно показывает, что в ту пору гражданское право и судопроизводство были в Вав. разработаны с высоким канцелярским совершенством; внимания заслуживаете признание имущественных и других юридич. прав за женщинами. Об административном состоянии страны можно судить по глиняным отчетам, посылавшимся чиновниками к царю. Вероятно при Хаммураби же начал создаваться замечательный былинный вавил. эпос о подвигах богатыря-змееборца Гильгамеша (Истубара), борца также против эламцев, в которого безнадежно влюбилась богиня Иштарь-Венера и который, пострадавши от ее гнева, сумел пробраться в божественный рай, где услышал от обоготворен. своего благочестивого предка, вполне похожего на библейск. Ноя, повесть о бывшем всемирном потопе за грехи людей, о постройке ковчега и т. п., с подробностями, очень близкими к библейскому рассказу. Эпос о Гильгамеше получил окончательную свою форму уже при последних государях хананейской династии, которая после Хаммураби продержалась еще более ста лет. Сменена она была т. н. "2-ой династией г. Вавилона" (ок. 2100-1700 г.), которая, кажется, нагрянула из южно-вавил. Приморья, где успела, у Персид. залива, основать свое независимое владение; в именах царей видно старание подделаться под сумер. характер. А затем В. испытала иноплеменное нашествие из-за Тигра, от разбойничьего народа кашшу, классич. "коссеев", которые, занявши страну, дали ей на несколько веков свою т. н. касситскую династию (ок. 1700-1150 г.). Как видно по остаткам языка, касситы не принадлежали к семитам и вышли, подобно эламцам, из каких-то закоулков Азии; по догадке Гоммеля ("Grnndriss", 36), касситский язык сродни именно эламскому; в качестве пришлых солдат-наемников, "кашшу" упоминаются еще при одном из преемников Хаммураби. Одновременно с В. касситы наводнили собою и Элам, - и, кажется, иногда Элам подчинялся касс. династии в Вавилоне. На севере власть касситских "агумов" (= государей) в лучшую пору династии простиралась иногда из В. на "Падан и Альван" (= позднейшую область Мидию?) и на мятежных Гути (= нын. Армению), что видно из титула агума-Какриме (до 1600 г.); но в общем В. под управлением кассит. царей захватывала на севере меньше, чем прежде, и в международно-политическом отношении тоже значила меньше, потому что сев. Месопотамию в XVI в., вероятно, сейчас же после агума-Какриме, заняли создатели малоазийского государства хеты, именно восточная их разновидность - митани, да и Ассирия, которая до тех пор всегда была в вассальном подчинении у В., объявила себя самостоятельной. С Ассирией у касситов происходили столкновения и договоры о границах и правах. Но культурное мировое значение В. не уменьшилось при касситах, и это ярко подтверждается дипломатич. данными египет. архивов - т. н. Телль-эль-Амарнской перепиской XV в., вызванной утверждением егип. власти в Азии. Первый из фараонов, который проник в Азию, именно в Сирию, был Тутмес I, ок. 1500 г. В В. царствовал в это время Караиндаш, известный тем, что на первом месте своего титула он именует себя "царем Вавилона, Сумера и Аккада", а затем уже, на втором месте, ставит: "царь Кашшу" (показатель того, что к этому времени касситы успели ассимилироваться с вавил. населением, среди которого прожили уже два века). Малоазийские хеты не могли еще с севера дать египтянам отпор в Сирии. Фараон Тутмес III (ок. 1480 г.) и его преемники простерли егип. верховенство не только на Сирию, но и на хетский подотдел - митанийцев сев. Месопотамии, и окончательно утвердили свои интересы в Азии. И вот в XV в. происходит правильные дипломатические письменные сношения фараонов Египта с азиатскими государями, - клинописью на вав.- асс. языке, на глиняных табличках, - и архив, который найден в Египте в 1890 г. при раскопках в Телль- эль-Амарне, дает нам замечательные образцы этой дипломатической переписки, бросающей яркий свет на тогдашнюю эпоху. В Телль-эль-Амарнской переписке участвуют с одной стороны фараоны (Аменхотпу III и Аменхотпу IV), а с другой - царьки Ханаана (нын. Сирии и Палестины), о. Кипра, малоаз. хетов, месопот. митанийцев, Ассирии, касситскаго Вавилона (Кадашман-Бел, ок. 1450, Бурнабуриаш I и II и др.); при этом с Ассирией фараоны сносятся как с самостоятельным государством, и вавил. царь Бурнабуриаш II делает по этому поводу перед фараоном Аменхотпом IV заявление о своих суверенных правах на Асс., которое поддержать действиями, однако, не имел силы. Язык, на котором егип. фараоны и сами пишут и получают отовсюду письма, - клинописный вав.- асс.; значит, в XV в. вав. язык был международным органом, как теперь французский, и вероятно не только в письм. употреблении, но и в устном. - Однако с началом этого же века, ок. 1500 г., стало надвигаться на В. из семит. прародины, сев. Аравии, третье семит. течение, которому впоследствии, но не скоро, - суждено было подломить международную устную силу вав.- асс. языка; это были арамейцы. Одна, меньшая часть арамейцев подвигалась вдоль обоих берегов Евфрата в северную (Алеппо-Дамасскую) Сирию с ее хананейским и хетским населением и постепенно занимала ее (1500-1200 гг.), а когда Ассирия сломила хетов (Тиглат-Пилесар I, 1100 г.), то арамейцы основали в Сирии ряд мелких государств, среди которых главное - старый Дамаск; эти арамейцы часто называются просто "сирийцами". Но большая часть арам. потока XV-XI в. направилась на равнины В. и верхней Месопотамии, и к концу касс. династии (XII в.) арамейцы исподволь успели заполнить все открытые местности страны, в промежутках между большими старинными городами. Лет сто спустя, к 1000 году, арамейцы составляют уже преобладающее простонародное население всего Двуречья. В Вавилонии арамеизация стала проникать после касситов и в большие города. Дело в том, что арамейские племена, наводнившие В., распадались на много мелких соперничающих племенных групп, состоявших под управлен. своих князьков ("ра'сов", буквально "глав"), и эти князьки, для приобретения перевеса над соперниками, стремились водворить свою династию на царском престоле г. Вавилона, столицы всей страны; это и удавалось не раз то тому, то другому, - и понятно, что с воцарением какого-ниб. арамейца над всей страною не мог не совершаться прилив арам. элемента в население столицы и других больших городов. Так как у месопот. арамейцев одно из племенных имен было "кальди" (халдейцы), то арамеизовавшаяся после-касситская В. стала известна под именем Халдеи (которое лишь анахронистически можно прилагать к стране для более раннего периода). Внешнего политического влияния Халдея - Вавилония в течение XII - VII в. не имела. Наоборот, два соседних государства - все более и более усиливавшаяся Ассирия и Элам - оказывали на вав. царей самое сильное давление. Чаще Халдея, - с крайним недовольством, - бывала включаема как вассальное владение в состав монархии Ассирийской, потом в промежутках ослабления Ассирии она освобождалась, пока наконец при последней ассир. династии Саргонидов (в VII в.) один ассир. царь (Синахериб) совсем не разруш. и не упразднил непокорный г. Вавилон, а другой царь Асар-хаддон, напротив, восстановил его и сделал столицею своей огромной монархии, которая тогда занимала и переднюю Азию, и Египет. Письменно международным языком этой громадной разноплеменной саргонидской территории оставался, конечно, старинный вав.-ассирийский, как и в эпоху Телль-эль-Амарнской переписки. Но в Телль-эль-Амарнский период вав., язык был несомненно и в живом разговоре международной речью, при саргонидах же только правительство да высшие классы говорили еще по вав.- асс., а обычным разговорным языком населения всего Междуречья был арамейский. Поэтому великие асс. завоевания повлекли за собою всемирное устное распространение арам. языка в качестве устно-международного; сами полководцы и сановники ассирийские, хотя документы писали на вав.- асс. языке, но устно объяснялись с представителями побеждаемых народов по-арамейски. Старейшее об этом свидетельство относится к 701 г., когда асс. министры Синахериба осаждали Иерусалим (библейск. "Кн. Царств" IV, гл. 18). Окончательно международным, т. е. и письменно - дипломатическим, арам. язык сделался лишь при персах, т. е. после падения не только Ассирии, но и внезапно возвысившейся халд.- вавил. державы Набу-кудур-уссура (605-562). Однако, прежде, чем говорить об этом, надо проследить - историю Ассирии.

В. История Ассирии. В широком смысле Ассирией (клинописн. "Сури", - термин, из-за арамейцев потом перенесенный на Сирию) называлось вообще все верхнее Междуречье, а специальнее (клиноп. "Ашшур") - гористая область между рекою Тигром и его левым притоком Нижним Забом, с городами: поюжнее - Ашшур (на правой, т. е. месопот. стороне р. Тигра) и посевернее - Ниневия, или "Нинуа" (на левой стороне Тигра, против нын. Мосула). В г. Ашшуре было святилище бога Ашшура (одного из видоизменений Ану, т. е. владыки звездного неба), и процветал также культ богини Иштарь-Венеры; в Ниневии тоже был храм богини Иштарь, следов. - оба города совпадали по своему богопочитанию с центрально-вавилонийским г. Уруком (который после 3000 г. до P. X. объединил южную В., "Сумер"). Подозревают также, по некоторым особенностям в титуле позднейших асс. царей, что г. Ашшур исстари состоял в каких-то более тесных отношениях к сев.- вав. г. Кишу. Во всяком случае несомненно, что во времена боровшихся между собою старо-вавилонских царств (ок. 3000 г. до P. X.) верхняя Месопотамия с Ассирией являлись естественным придатком к вавил. государству "Сумера и Аккада", принимали участие в междоусобной борьбе, и отличалась горная Асс. вероятно только более низкой культурой: жестокость и грубость нравов оставались отличительной ассир. чертой до самого позднего времени. Политич. силы А. в вавил. период не имела; вероятно, исстари правили в ней вассальные государи - патеси, хотя, как водится, они иногда и восставали против своих южных сюзеренов. Так, ок. 2800 г. царь Старовавилонии Шаргани Агадский упоминает о восстании, которое он подавил в сев. Месопотамии; ок. 2150 г. царь Хаммураби ("ханан." династии) отмечает, что он восстановил разрушенные (кем ?) гг. Ашшур и Ниневию, - следов., это были его васс. города. После 1700-1600 гг., когда, на Вавилонию нагрянули и в ней основались чужаки - касситы, а сев. Месопотамию присоединило к себе могущественное малоаз. царство хетов (точнее - вост.-хетский подотдел, митанийцы, XVI в.), государь Ашшура (кто первый - неизвестно) нашел возможность объявить себя независимым и вм. титула "патеси" (вассал Вавилона) стал титуловать себя прямо "царь Ашшура". Так положено было основание "старо-ассир. царству", существование которого продлилось ок. тысячи лет (XVII-VIII в.). Этот первый самостоят. ассир. царь был обладателем только Ашшура, т. е. А. восточной; западная А. с г. Ниневией в его владения не вошла и осталась за митанийским царем, по-видимому, даже как его резиденция. После 1500 г. завоевательные успехи египтян (Тутмес III, ок. 1480 г.) в борьбе с хетами простираются и на митанийскую Месопотамию, она входить в васс. дружбу с Египтом и отстает от главного хетского ядра. А. среди этих событий успевает усилиться: в наступивший период Телль-эль-Амарнской переписки егип. фараоны сносятся с А. прямо, как с Вавилонией и другими государствами. Правда, вавил. царь (кассит Бурнабуриаш II, конца XV в.) считает еще возможным заявлять притязания на сюзеренитет над А. и ставит на вид фараону (Аменхотпу IV), что сношения с асс. царем (Ашшур-убаллытом) надо бы фараону производить через посредство Вавилона; но эти вав. притязания должны были остаться безрезультатными, тем более, что ассир. царь (тот же Ашшур-убаллыт) наглядно мог показать фараону свою силу, нанесши тяжелый удар фараоновым "братственным" союзникам митанийцам. Тесня митанийцев, А. при этом, очевидно, раздвинула свои владения в Месопотамию (Ниневия однако, по Телль-эль-Амарнской переписке, принадлежите еще митанийцам). Окончательно уничтожает митанийцев уже лет сто спустя асс. царь Адад-нирари I (в XIV в.), и с этих пор сев. Месопотамия с Ниневией укрепляются за Ассирией вполне прочно; среди населения присоединенной Месопотамии уже и в это время очень силен арамейский элемент, а затем он не перестает усиливаться приливом, из-за Евфрата, новых арамейских бедуинов. В нач. ХIII в. двум асс. царям (Салманасару I ок. 1300 и его сыну Тукульти-Нинибу I ок. 1280) удается доставить своему царству временный блеск в борьбе с несильным касситским Вавилоном и с очень сильным царством малоаз. хетов, которые занимали тогда и сев. Сирию, и против которых почти одновременно с трудом боролся также егип. фараон Рамсес II (ок. 1270); однако то, что А. тогда приобрела, она вскоре при смутах потеряла. Лет 200 спустя, в нач. XI в., еще более блестящий, I но тоже недолговременный успех имела А. при воинственном энергичном царе Тиглат-Пилесаре I ("Тукульти-апиль-эшарра", ок. 1100), который, по выражению его надписи, "вымел лицо земли": ему покорился Вавилон и волнующиеся арам. племена Междуречья, он совершил походы в горы нын. Курдистана и нын. Армении против подчиненных хетскому царю народцев на верхнем Евфрате (кумухов = потом область Коммагена, мусков и др.) и, справившись с ними, пришел в столкновение с самими хетами, обладателями малоаз. государства и сев. Сирии. В тяжелой борьбе с хетским царем, Тиглат-Пилесар I остался победителем и, первый из асс. царей, дошел до финикийского побережья Средиз. моря. В результате хеты из сев. Сирии оттеснены были назад в свою М. Азию. Фараон-рамессеид XX династии прислал победителю в Арвад (финик. Триноль) дары, - в том числе крокодила, - и этим дипломатич. актом признал, что прежние историч. и политич. права хетов на сев. половину Сирии, установленные договором Рамсеса II с хетским царем Хаттусаром в ХIII в., отныне переходят на А.; кажется, что старейшее изображение не названного по имени асс. царя на знаменитых Нахрелькяльбских приморских скалах под Бейрутом, помещенное рядом с егип. надписью Рамсеса II, принадлежит Тиглат-Пилесару I. Однако прошло опять лет 200, пока А. могла вновь заявить о своих правах на Сирию, потому что после блестящего метеорного царствования Тиглат Пилесара I внутренние смуты ослабили А. и лишили ее всех его приобретений. А так как в другой великой державе, Египте, шли свои междоусобия, то главным последствием победы Тиглат-Пилесара I над хетами оказалось превращение Сирии XI-X в. в совершенно самостоятельную страну, со своими новыми государствами. Так, в сев. Сирии возникли арамейские ("сирийские") царства, среди которых важнейшее было Дамаск (ок. 950 г. Ресон, основатель династии); в Палестине - царство еврейское (объединение при Сауле; Давид; Соломон, ум. ок. 929); в Финикии - могущественный о-в Тир (Хирам I, 968-935 г., современник Давида и "друг", т. е. сюзерен Соломона); оставалось в сев. Сирии и наследие хетов - мелкие т. н. "хетитские" княжества (г. Каркемиш). К началу IX в., когда военная сила Ассирии опять возросла, расточительность Соломона и последовавшее распадение его царства успели ослабить евреев, а смуты - тирян; главным царством всей Сирии, с которым предстояло иметь дело ассирийцам, оказывался Дамаск. Дамасскому царю Бен-хададу (ок. 885 - 843 г., неправильно разделен в Библии на Бен-х. I и Бен-х. II) подчинялась вся средняя Сирия и Палестина, где и израильский царь Ахав, сын Амрия, признавал дамасское верховенство, хотя имел опору в Тире; царь Тира (отец Иезавели, Итобаал I, "жрец Астарты", ок. 887-876 г.) был тестем Ахава, и, как видно из истории пророка Илии, территория израильская и тирско-сидонская составляли чуть ли не одно целое. По своему географическому положению Дамаск всегда был узловым пунктом караванных путей и складочным местом караванных товаров, - оттого царю Бен-хададу вассально подчинялось также смежное сирийско-арав. пограничье с его торговыми интересами; а там к IX веку, из нового прилива кочевников, образовалось номадско-купеческое княжество с именем "Арабскаго". Имя "арабы" только теперь впервые констатируется в истории (южные арабы, которые заявили себя гораздо раньше и создали в Йемене превосходную культуру еще ок. 1200 до P. X., не называли себя "арабами", т. е. "кочевниками", а лишь минейцами, сабейцами и т. д.), и с возникновением "Арабскаго" княжества, ок. IX в., в историю передней Азии вступает новый семитский элемент - кочевой-арабский, с которым отныне приходится иметь дело Сирии, а вскоре и Ассирии, так как к IX веку А. опять обновилась в силах и стала стремиться к восстановлению потерянных приобретений Тиглат-Пилесара I. Новое завоевательное движение А. от Евфрата к Средиз. морю и вообще в сопредельные страны продолжилось на этот раз сто лет, и представ. его явил. цари: Ашшур-насыр-пал (885-860 г.), Салманасар II (860-825 г.) и самый замеч. Адад-Нирари III (812-783 г.), затем А. опять ослабела. Ашшур-насыр-пал двинулся за пределы Евфрата, к Средиз. морю, ок. 876 г. Встречи с сильным дамасским царем Бен-хададом он однако избегал и завоевал (876 или 868 г.) только сев. Сирию, с ее смешанным хетитско-арамейским населением, и всю Финикию; по словам его надписи, он царствовал "от устьев Тигра до Ливана". Но сын Ашшур-насыр-пала Салманасар II (860-825 г.), решивший покорить и сред, Сирию, вступил в многолетнюю войну с Бен-хададом Дамасским и его преемником Хазаэлем (843 - ок. 804 г.). Под Каркаром, неподалеку от Хамы, на границе дамасских владений, произошла (854) первая битва асс. и Бен-хадада, который выставил войско из 12 вассальных царьков (в их числе были Ахав израильский и Джиндиб арабский), - первая точная дата для истории "арабов", 854-й г. Хотя победа осталась как будто за Салманасаром II, однако успешных последствий она не дала, да и в дальнейшие годы ему приходилось ограничиваться разорительными нашествиями и получать от Дамаска отпор; впрочем, Дамаск потерял одного из своих союзников - царя израильского, потому что Ахав с Иезавелью, поклонники Астарты, были низвергнуты поклонником Яхве, полководцем Иеуем, с которым взошла на изр. престол новая династия; Иеуй поспешил стать под покровительство ассирийцев (843) и послал к Салманасару II посольство с данью (842), а пророк Елисей повел в пользу ассирофильской политики агитацию в Палестине и Дам. Сирии. Внимание Салманасара II отвлекалось от Сирии походами на государство Урарту (с царем Сардури I), возникшее в горах нын. "араратской" Армении, у Ванскаго озера, и на новопришедшую народность "Амадай" (мидян, 836). Из них урартийцы были, вероятно, сродни иверийско-лезгинским народностям и состояли, б. м., также в лингвистическом родстве с прежними митанийцами (Fr. Hommel: "Grundriss", 39); индо-европ. элементы, в смешении с которыми урартийцы образовали нын. армянскую народность, начинают появляться в этой местности только лет полтораста спустя (ок. 700 г.). "Амадай" могли быть уже мидянами индо-европ. происхождения. Салманасар II и с урарт., и с мидянами справился лучше, чем с сирийцами. Его преемник совсем был отвлечен от Сирии внутренними волнениями. Зато при Адад-Нирари III (812-788 г.), когда ассир. полчища опять вторглись в Сирию, подчинился и Дамаск (царь Мари, ок. 803, назв. в Библии Бен-хададом III), а с ним - и вся прочая Сирия с Палестиной включительно до Эдома (Идумеи) при Красном море; а так как у Адад-Нирари III совершались приобретения и на других окраинах, то пределы асс. вассальных земель простирались при нем от Красного моря, границ Египта и Средиз. моря на западе - до Мидии на востоке, и от гор Тавра и Армении на севере - до Перс. залива и Элама на юге; это и были высшие пределы, каких достигло "старо-ассир. царство". При Адад-Нирари III усиленно подчеркивается культ бога Набу (или Нэбо, владыки планеты Меркурия, вещего вестника богов, покровителя астрологии); г. Ниневия (Нинуа), с ее новым святилищем, не бывшая тогда еще столицей, возвышается в религ. отношении. В надписи на статуе, посвященной богу Набу, говорится: "Полагайся на Набу, на другого бога не полагайся". Из надписи на той же статуе видно, что на царя Адад-Нирари III имела большое политич. влияние Самурамата, "женщина дворца, его госпожа"; вероятно, это имя, в связи с мифом о богине Иштари, послужило потом Геродоту для легенды о баснословной царице Семирамиде, жене Нина, баснословного основателя Ниневии. После блистательной эпохи Адад-Нирари III, А. лет на 40, почти до полов. VIII в., вновь постиг политич. упадок, настолько значительный, что он породил пресловутую легенду о "первом" разрушении Ниневии и о Сарданапале. На самом деле Ниневия оставалась целой, да и не она была тогда столицей, а г. Кальхи (на лев. берегу Тигра, при впадении Верх. Заба; нын. Нимруд), и никакого царя Сарданапала не было, а просто - А. пришлось отражать с севера, из нын. Армении, напор чрезвычайно усилившегося и расширившегося государства Урарту (Аргисти I, ок. 770 г.; Сардури II, ок. 750 г.), да и другие подвластные народы и области вышли из своей васс. зависимости; в том числе сев. Сирия оказалась под политич. влиянием Сардури II и действовала заодно с урартийцами против А. В 746 г. в столице А., г. Кальхи, произошла революция; правившая династия была низложена, провозглашен был новый царь не из династии, и так кончилось почти тысячелетнее "Старо-ассир. царство". Период "Нового (и последнего) ассир. царства" длился менее 11/2 века; все завоевания пришлось начинать сызнова, и при этом замечается стремление асс. царей присоединять завоеванные области по возможности не в васс. подданство с уплатой дани (как бывало до сих пор), а прямо уж как провинции с асс. управлением и с непосредств. взиманием доходов. Провозглашенный асс. царем Тиглат-Пилесар III (745-728 г.) быстро вернул в васс. повиновение несильную Вавилонию-Халдею (царь Набу-насыр, 747-734 г., реформатор календаря), восстановил владения А. на востоке и севере, обуздавши урартийцев, и направился на союзную с Урарту сев. Сирию, которую и подчинил (738). Из части ее он образовал асс. провинцию Сымирру и лишь за более надежными местными царьками и князьками оставил васс. управление; к числу таких относилось мелкое арам. владение Сам'аль (нын. Зенджирли, около Алеппо), знаменитое у нын. филологов - семитологов, п. ч. от царьков Сам'аля IX и VIII века происходит т. н. зенджирлийские надписи, представляющие собою древнейший письменный образчик арам. языка. Дамасская Сирия временно отделалась от Тиглат-Пилесара III откупом, но через несколько лет Тиглат-Пилесар III нашел предлог покончить с дамасским царством. Царь дамасский Ресон и израильский Пеках составили союз против маленькой Иудеи, и молодой иуд. царь Ахаз, ободренный пророком Исайей (VII, 4-14), послал к асс. завоевателю послов с мольбою - прийти и спасти его. После осады Дамаск был взят (732), лишен самоуправления и, со своей областью, присоединен к асс. провинции Сымирре. Это был ключ ко всей Сирии, и верховенство асс. царя признали царьки еврейские и филистимские, равно как соседние аравийские варварские царства - уже известное "Арабское" на юге Сирии и, более новое, т. н. "Египетское" (Мусри). Область Мусри приблизительно соответствовала нын. Хиджазу - от юга Палестины вдоль Красного моря до нын. Медины; она оказывала политич. давление и на высококультурный Йемен. Эта "Египетская" Аравия, назыв. в Библии просто "Египет," явилась потом наиболее непокорной асс. владычеству и, до конца существования А., не переставала вместо Дамаска быть душою всех сирийско-палестинских восстаний; но в данный момент она не представлялась Тиглат-Пилесару III опасной, и он занялся Вавилоном, который очевидно был для него интересен как традиционная мировая культурная столица. Он сверг вавил. царя-халдея и объявил самого себя царем В., под именем Пулу, - что, по-видимому, очень не одобрили асс. жрецы. Однако то же сделал его сын и преемник Салманасар lV (727-722 г. "вавил. царь Улулай"). Его недолгое царствование занято было преимущественно осадой и усмирением отпавшего (725) финикийского труднодоступного о-ва Тира (энерг. царь Лулий 727-701 г.) и осадою Самарии (724-722 г.), столицы возмутившегося Израильск. царства, царь которого 0сия действовал в союзе с царем "Егип." Аравии. Внезапная смерть Салманасара IV прервала осаду Самарии, так что взятие города и превращение Изр. царства в асс. провинцию оказалось первым делом уже нового асс. царя, друга жрецов - Саргона (722 г.), основателя новой и последней асс. династии Саргонидов. Мировое владычество ее (Саргона и трех его преемников) продолжалось около ста лет и явилось апогеем асс. военного могущества. Все страны зап. Азии ей подчинились, при третьем ее представителе Асар-хаддоне завоевана была также великая держава фараонов - Египет. И все отрицательные стороны А-цев, - крайняя жестокость, ненасытная алчность, нетерпимость к чужим религиям, - проявились с особой выразительностью при победоносной династии Саргонидов, так что ничего, кроме всеобщей глубокой ненависти, она Ассирии не доставила. А так как вечными войнами эта династия довела и свое асс. племя до крайнего истощения, то в результате оказалось, что Саргониды (Саргон, 722-705; Сина-хериб, 705-681; Асар-хаддон, 681-668; Ашшур-бани-пал, 668-626) работали вовсе не для своей нации, а для персов. В военном отношении все 4 царствования приблизительно сходны друг с другом. А именно, при воцарении каждого нового Сарго- нида происходить отпадение и, следовательно, усмирение четырех-пяти главных подвластных им стран. Так, на юге, исключивши царствование вавилонофила Асар-хаддона, восстает Вавилон (сперва с неукротимым, подвижным царем-халдеяноном Мардук-Баладаном II, который то изгнан, то возвращается назад и с уменьем также ведет анти-ассир. политику через свои дипломатические посольства по другим землям; при Ашшур-бани-пале ту же анти-ассир. роль играет в Вав. родной брат Ашшур-бани-пала - Шамаш-шум-укин); в союзе с Вавилонией- горный Элам (Сузиана; раздавлен только при Ашшур-бани-пале). На востоке при каждом Саргониде старается отпасть Мидия (с варварским новым населением, разбитым на уделы), на севере - Урарту (при Саргоне сломлены, но к царствованию Ашшур-бани-пала область их, уже с новой племенной примесью, опять грозна). На западе старается свергнуть с себя асс. иго Сирия с Палестиной, подстрекаемая при первых двух саргониидах т. н. "Египетской", т. е. сев.-зап. Аравией (Мусри), но сир.-палест. союзники, во главе с "егип." арабами, терпят жестокие поражения на ю. Палестины при Саргоне (720 г., у Рапихи) и Синахерибе (700 г., у Альтаку). Затем (при Асар-хаддоне) их начинают подстрекать уже из самого Египта; А. вступает в борьбу с Египтом и на несколько лет овладевает им. Одновременно с этими восстаниями поднимаются то те, то другие из остальных народов. Энергия каждого воцарившегося Саргонида должна идти на усмирение названных 4-5 стран - Вавилонии, Элама, Мидии, Урарту, Сирии (которые и потом, среди царствования, не раз еще возмущаются) - и их соседей; для укрепления ассир. власти какая-н. часть усмиренной страны превращается из вассальной в обыкновенную провинцию с асс. чиновниками. При этом и территориальный район асс. завоеваний расширяется к югу и к северу в область незатронутых прежде племен, да и на территории старых областей приходится иметь дело с новыми этнографическими элементами, каких мало знали или совсем не знали предшественники саргонидов. На юге Саргониды завоевывают недавно образовавшиеся варварские княжества северн. Аравии от Перс. залива (и жемчужных о-вов Бахрейнских при Асар-хад-доне) до Красного моря и Синая, а в моменты подчинения главного своего врага, т. назыв. "Египетской" Аравии (т. е. Хиджаза), они простирают свою власть и на Йемен - дальний угол между юж. Красным морем и Инд. океаном (царь Исамар-сабеец платит дань Саргону в 715 г.; Асар-хаддон - по титулу государь всей Аравии); если юж.-араб. местности, б. м., и входили некогда в состав Старо-вав. державы Агадской, то теперь они были как бы вновь открыты. На севере выступает новый этнографич. элемент - индо-европейцы. До саргонидов индо-европ. элемент, и то еще не бесспорный, констатирован был для Ассирии только в Мидии (836); при саргонидах индо-евр. характер Мидии (судя по именам многочисленных мид. князей, платящих Ассирии дань или восстающих) делается прямо очевидным, и в то же время по всей линии севера до Эгейского моря надвигаются другие индо-европейцы. Так, в М. Азии саргонидам приходится сперва завоевывать нововозникшее государ. урарт. Союзника - Мидаса Фригийского (ок. 715-709 гг., при Саргоне), потом - государство Гигеса Лидийского, доходящее до Эгейск. моря (покоряется Ашшур-бани-палу ок. 668-667 гг. для защиты от нашествия киммерийцев); - очень возможно, что население обоих было уже индо-европ., пришедшее из Европы (Фракии). Еще более достоверный индо-европ. характер носят напирающие на Фригию и Мидию варвары-киммерийцы (= кельты (?) или пришлецы из-за Черного моря?), теснимые другими пришлыми варварами тоже индо-европ. племени - "ашкузами" (= скифами); и те и другие - после удара, нанесенного Саргоном урартийцам в 714 г., - появляются откуда-то на севере А. при Синахерибе (ок. 700 г.), при чем киммерийцы располагаются возле оз. Ван, среди Урарту, а их враги скифы - ближе к А., у оз. Урмии (эти последние - друзья Асар-хаддона и его преемника, плотина и против мидян); от смешения этих индо-европ. варваров с прежними не-индо-европ. урартийцами образуется армянская национальность с бесспорно индо-европ. языком. Наконец, появляются перед саргонидами и такие юные индо-европейцы, как "яунаи" (= ионяне, греки); их морские набеги на киликийск. побережье отражает Саргон (709), а Синахериб основывает здесь против них (ок. 695) г. Тарс. Такова общая, схематическая картина кипучей военной деятельности Саргонидов.- Из отдельных частностей царствования Саргона ("Шару-кин", 722-705) надо отметить: постройку изолированной резиденции - дворца под Ниневией "Дур-Шарукин" (712-707 нын. Хорсабад, памятный ценными археолог. раскопками), где в т. наз. "зале казней" царь приказал изобразить себя выкалывающим глаза и рвущим языки пленников. В свящ.- библейском отношении памятны разрушение изр. столицы Самарии (722), которая слишком понадеялась на помощь "Египетской" Аравии, и упразднение изр. царства. Саргон переселил часть изр. евреев (27.280 чел.) в Месопотамию и Мидию (другая часть бежала в Египет и осела на Дельте), а на их место переведены в Палестину халдеи, потом допущены сев.-араб. бедуины, и умышленно денационализированная такими приемами Самария обращена в простую асс. провинцию. При Синахерибе (705-681) такая же участь грозила и Иудее, которая прежде благоразумно не слушала подстрекательств "егип." арабов; во время грозного усмирительного похода Синахериба на Сирию и Палестину вдоль финик. берега (701; надписи на традиционных скалах Нахр-эль-кяльбских под Бейрутом) г. Иерусалим с царем Эзекиею подвергся памятной осаде асс. отряда под предводительством асс. министров (знамениты переговоры с осажденными, так драматически изложенные в IV кн. Царств, гл. 18) и спасся лишь потому, что ассирийцы покинули Палестину из-за язвы (700). На юге - Синахерибом был создан флот на Перс. заливе (694) для борьбы с Эламом; разрушен Вавилон за его первопрестольные притязания, и упразднена самая его область (689), при чем статуи Мардука и прочих вав. богов отправлены, по обычаю, в плен, в столицу Синахериба Ниневию. Только под конец жизни С. разрешил своему сыну Асар-хаддону заняться реставрацией Вавилона, и тот очень привязался к этому городу. При Асархаддоне (681-668) Вавилон продолжал отстраиваться, и новый царь, по обычном усмирении отпавших земель, по-видимому, задумал основать всемирную державу с центром не в А., а в любимом Вавилоне; судя по архаичным терминологическим особенностям его титула, он сознательно имел в виду восстановить пределы старо-вавилон. государства Нарамсина Агадского, со всей Аравией до Инд. океана. Это ему и удалось, а так как другая тогдашняя великая держава, Египет, вмешалась в дела о-ва Тира (673, фараон-эфиоп Тахарку), то Асар-хаддон завоевал и Египет, расставил гарнизоны в Дельте, поставил в стране асс. чиновников для наблюдения за егип. удельными царьками; в надписи на скалах Нахр-эль-Кяльба, рядом с надписями предшественников, Асар-хаддон титулует себя: "царь царей Египта и Эфиопии (Куш)"; по отношению к Аравии его титул, как 2000 лет назад у Нарамсина Агадскаго: "царь о-вов Бахрейна, вост. и зап. Аравии" (Дильмуна, Магана и Мелухи). Чересчур вавил. тенденции вызвали недовольство асс. знати, и, когда отстройка г. Вавилона и храма Мардука была закончена, асс. вельможи возмутились и заставили Асар-хаддона взять себе в соправители двух своих сыновей - Ашшур-бани-пала, как наследника-цесаревича и соправителя в асс. Ниневии, и Шамаш-шум-укина, как подчиненного наместника в Вавилоне (669). При Ашшур-бани-пале (668-626) обидным уроном было освобождение Египта (Псамметих I, 663). Вместе с тем в отчаянии решили свергнуть жестокое иго и все прочие покоренные области; дипломатическим центром всеобщего движения против насильников-ассирийцев явился старо-культурный очаг г. Вавилон, управляемый Шамаш-шум-укином, который, пользуясь правом держать дипломатов при чужих дворах, сумел организовать союз против А. между Вавилоном, Эламом, арабами, Палестиной и сев. народами ("кути"). Со стороны Ашшур-бани-пала последовал ряд многолетних походов и ожесточенных расправь с мятежными областями. Меньше всего досталось северу; кстати сказать, еще и Асар-хаддон не слишком рисковал двигаться на север, а царю скифов, при всем несомненном варварстве последнего, он не побрезгал отдать в жены свою дочь, чтобы иметь оплот против других надвигавшихся сев. варваров. Хуже всего досталось от Ашшур-бани-пала югу: Шамаш-шум-укин, осажденный в В., был сожжен живым (648), а Элам (Сузиана) совсем был стерт с лица земли и упразднен. Ашшур-бани-пал, в заключительном беспощадном походе на Элам, разрушил столицу Сузу, сжег заповедные леса, высушил водоемы, расселил уцелевшее население по асс. городам, и въехал в Ниневийский храм на колеснице, запряженной тремя пленными эламскими царями и одним арабским (ок. 640). Опустошенная область Элама стала открыта для прилива индо-европ. элемента, именно персов, вассалов новоосновавшегося царства мидян; но, покамест, против мидян (Фраорт 646-625, отец Киаксара, дед Aстиага) Ашшур-бани-палу служили оплотом его свояки-скифы ("ашкузы"). Таким образом власть А. при Ашшур-бани-пале всюду, кроме Египта, опять восторжествовала. Считаясь с общепризнанным значением В., он принял титул "вавил. царя", под именем Кандалану, но столицей была Ниневия. Для поднятия ее значения, он собрал там великолепную клинописную библиотеку на глин. плитках, для которой были заказаны списки со стариннейших книжных сокровищ Вавилонии, из книгохранилищ Урука, Ниппура и др., тоже отчасти дошедших до нас; найдена она была при раскопках т. н. Куюнджикского дворца. На основании Ашшур-бани-паловой библиотеки мы имеем очень удовлетворительное представление об общем составе и характере вав.-асс. литературы, от ее архаичного вав. периода до асс. времен Ашшур-бани-пала. Важный ее отдел составляет сумерийская, т. е. мертво-"классическая" филология. Хорошо представлена и религ.-богосл. литература разных отраслей, среди которых замечательны в культурном отношении - обширные сборники кудеснических (колдовских) заклинаний против бесчисленных злых духов, болезней, людских сглазов, порчи, в этич. Отношении - исповедные вопросники, а в поэтич. - покаянные псалмы, крайне сходные с еврейскими. География имеется и религиозная (списки святилищ), и - в связи с нею - светская: списки гор, рек, морей, народов, городов. Середину между религиоз. и историч. литературой занимают: вавил. книга Бытия (сотворение мира богами и дальнейшее); богатырский эпос о Гильгамеше-Истубаре, несчастно влюбившем в себя богиню Иштарь, где есть знаменитый вставочный рассказ о потопе, совпадающей с библейским; поэма о сошествии богини Иштарь-Венеры в преисподнюю для воскрешения Таммуза (Адониса), и др. В историч. отделе есть и прямо летописи, и актово-архивный материал: копии надписей вав. и асс. царей, историко-хронолог. таблицы, списки грамот, договоров, донесений правителей и ревизоров из разных областей. Богат и специально-юрид. архив: векселя, купчие на собственность, на рабов, нотариальные акты. Славная вав.-асс. наука астрономия частью представляет суеверно-астрологические рассуждения и приметы, частью - математич. таблицы наблюдений над ходом звездного неба; имеются и неастрономические математич. работы: таблицы умножения, действий с дробями, корней квадратных и кубических. Беднее всего естествоведение - утилитарн. перечни минералов, металлов, растений и животных (заметно деление на роды и виды), с указанием их применения или полезных и вредных свойств; медицина совсем плохо была развита у асс.-вав., и болезни лечились преимущественно заклинаниями - пресловутой, пережившей века "халдейской магией" (в основе - сумерийской). Ашшур-бани-пал был последним великим саргонидом, но он довел асс. племя до окончательного истощения. Два его сына, которые царствовали после него 20 лет, ничем себя не ознаменовали. В Вавилоне, со смертью Ашшур-бани-пала (626), воцарился халдеец Набупаласар (625-605), отец Навуходоносора, а в Мидии - воинственный Киаксар (624-585), отец Астиага. Оба вступили в родственный и политический союз и совершали набеги на А., а с запада у А. появился враг в лице фараона Нехао II, того самого, по приказанию которого финик. моряки, для исследования неведомых берегов Африки, объехали ее вокруг, выехав из Арав. залива и вернувшись через Средиз. море. В 609 или 608 г. Нехао, вторгшись через Палестину в Сирию, разбил при теснинах Мегиддо (= Кесарии) войско асс. наместника; здесь пал и иуд. царь Иосия, надежда пророков) и занял всю страну до Евфрата. Пользуясь трудным положением А., царь Киаксар мидийский, по уговору с Набупаласаром, осадил асс. столицу Ниневию, разрушил ее (607 или 606 г.) и положил конец асс. царству, к великой радости всей Азии. - "Разрушена Ниневия, - кто о ней пожалеет?" говорить пророк Наум (гл. III): "разорен этот львиный вертеп, полный добычи, и не будет более семени его. Все, кто услышит весть эту, захлопают в ладоши, потому что - на кого не простиралась беспрестанно злоба твоя?"

С. Нововавилонское, халдейское царство. После падения ассир. державы ее сев. владения вошли в составь новой большой монархии - мидийской, которая к концу царствования Шаксара простиралась от берегов Хильменда в Иране до р. Галиса в М. Азии, границ могущественного царства индийского. Что касается южных асс. владений, областей семитских, опять с мировой столицей Вавилоном, то они вошли в составь обширнейшего царства вавилонского, или халдейского, которому однако пришлось сперва изгнать фараона Нехао II из занятых им областей. На сирийско-евфратском пограничье, при Кархамише (605), Нехао был на голову разбить наследником халд. престола, соправителем отца Набу-кудур-уссуром (605-562, библ. Навуходоносор), и тот преследовал фараона до границ Египта, пока его не догнала в Палестине весть о смерти отца - Набупаласара (в том же 605 г.); при этой вести Набу-кудур-уссур заключил с Нехао мир и поспешил из Египта, прямо через Аравийскую пустыню, в столицу - Вавилон. Египет (фар. Нехао II; потом Уаибри, иначе Априй, Хофра, 589 - 569; потом Амасис) не оставил, однако, притязаний на Сирию и не переставал поддерживать в ней мятежи против власти Набу-кудур-уссура среди финикиян, иудеев и их друзей - союзников, синайско-хиджазских арабов (в Библии Кедар и Небайот, поздн. набатейцы; термины "егип." Аравия и "Араб." царство - исчезают). В 588 г. был разрушен Иерусалим, и иудеи отведены в "вавил. пленение", а с ними, по араб. преданию, уведены в плен и два араб. племени, и Набу-куд. прошел карательной экспедицией по Аравии до самого Йемена. Под конец между Египтом (Амасис, друг греков) и Набукудур. Начал. длинная сухопутно-морская война (568), в которой участие принимали не только семитские моряки финикияне, но и - на стороне египтян - эгейские греки ионяне ("яван"; царь "...-ку Путуяван" - очевидно, Питтак Лесбийский). Война велась с переменным успехом, так что в Финикии египтяне успевали строить свои укрепления и храмы (сев.-фин. Гебель). Главной своей деятельностью Набукудуруссур считал культурно-строительную, и он очень много говорить о своих сооружениях в надписях, которые по языку и стилю представляют подражание старовавил. временам Хаммураби - законодателя. Особенно он обстроил, укрепил и украсил столицу - Вавилон, где потом Геродота поражали распланированные ровные улицы; докончил вавил. "башню в Борсиппе, котор. давний царь строил, но не достроил верхней части"; мировую славу приобрели т. н. "висячие сады", т. е. парки на искусственных террасах с гидравлическим орошением, созданные Наб-ром в угоду своей жене, мидийской царевне (вероятно, родной дочери царя Киаксара), которая выросла в гористой Мидии и тосковала от однообразия вавил. низменности. Вавил. торговля, промышленность и производство предметов роскоши продолжали славиться и при Наб-ре (у иудейских пророков - как разврат). Масса контрактов, деловых документов и т. п., дошедших до нас на глиняных таблетках от эпохи Наб-ра и последующей, позволяют нам и юридически хорошо проникнуть в развитую деловую и правовую жизнь Вавилона. Политическое могущество Халдеи, воплотившееся в единственном великом царствовании Наб-ра, с его смертью (562) и кончилось. Халдеи-арамейцы были народ не воинственный, и кроме того три наследника Наб-ра кратковременно царствовали среди междоусобий. Четвертый и последний его преемник халдей-Набунаид (556-539) старался снискать милость своих и чужеземных богов археологически точным восстановлением их храмов; его посвятительные надписи представляют для нас один из важных источников вав.-асс. хронологии. - Тем временем в Мидии царь Астиаг, сын Киаксара, был свергнуть своим вассалом персом Киром (553), и мидийская правящая династия разноплеменного Астиагова государства заменилась персидской - Кировой (550). Вскоре же Кир завоевал царство Креза Лидийского - от р. Галиса до Эгейского моря (после 549 г.), а в 539 взял Вавилон и все государство Набунаида и сделался, следов., единоличным обладателем всей передней Азии; сын Кира Камбиз в 525 г. покорил Египет; т. обр., весь древний мир Востока впервые с незапамятных времен - не на долго, правда, - объединился под властью одного государя. Народы, платившие дань Вавилону - сирийцы, арабы, финикияне, - совершенно спокойно приняли перемену владычества вавилонского на персидское, а евреи, которых Кир своим указом (536) отпустил из халд. городов на родину, позволив им также восстановить иepyc. храм, видели в Кире "Господня пастыря народов" (приб. к Ис., гл. 44, 23-28). Но культурным центром обширной перс. монархии все еще оставался Вавилон, и первые перс. государи титуловали себя "царь Вавилона, царь стран". Только Ксеркс, ок. 480 г., после того как Вавил. поднял восст. во время перс. пох. На Грецию, приравнял Вавилонию к обыкновенным перс. сатрапиям; все-таки известную часть года резиденцией перс. царей и их двора оставался г. Вавилон, центр цветущей торговли, промышленности и утонченной роскоши (на Геродота он произвел сильное впечатление). Официальным правительственно-канцелярским языком разноплеменной перс. монархии, в том числе в Египте и в греч. М. Азии, был сделан арамейский, т. е. живая речь Вавилонии (и Сирии), и притом с азбукой не клинописной, а удобной финикийской; однако на резных надписях перс. царей употреблялся еще вав.-асс. язык, в параллельном столбце с их родным персидским, для которого тоже применялась клинопись, только не слоговая, а буквенная (треязычные надписи перс. царей, - с третьим языком столбцов новоэламским, -позволили в XIX веке Гротефенду, Роулинсону и Опперту проникнуть, путем сопоставления начертанных царских имен, в тайну клинописи и клинописных языков). В вав. жреческой литературе и деловых документах (напр., контрактах) мертвый вав.-асс. язык употреблялся на глиняных таблетках еще долго, даже после завоевания перс, державы Александром Македонским, в период эллинизма; но, в общем, со времен Александра Макед. (331-323), при котором г. Вавилон сделался опять столицей всемирной монархии, вся Месопотамия подверглась влиянию эллинской культуры и новым юридическо-экономическим воздействиям, деловое актовое употребление мертвого и трудного вав.-асс. языка понемногу перестало практиковаться, и язык этот остался достоянием только ученых халдейских жрецов. Их наука приобрела у греков большой вес и уважение. Еще Аристотель пользовался, - в переводе, конечно, - математи- ко-астрономическими записями, присланными из Вавилона его учеником Каллисфеном; широкая публика, однако, больше полюбила суеверную астрологию. Имя свое увековечил вавил. жрец III в. до P. X. Берос, написавший часто цитируемое сочинение о вавил. религии и истории; он на о. Косе открыл курс публичных лекций по астрологии. Самую же обширную популярность в эллинистическую эпоху приобрело во всех слоях общества вавил. заклинательное и гадательное колдовство ("халдейская магия"), и термины "халдей" и "волшебник" сделались в греко-римском мире равносильными, как у нас "цыганка" и "гадалка"; в виде культурных пережитков "халд. магия" не умерла и доныне. Политически г. Вавилон, как и вся Месопоталия, отошел к сирийским селевкидам, но последние, имея свою резиденцию в Антиохии, покинули Вавилон, после чего он и заглох; селевкиды создали здесь другой город - Селевкию на р. Тигре. У селевкидов Месопотамия была отнята (II в. до P. X.) персами-аршакидами (парфянами) и потом бывала предметом борьбы с Римом; у аршакидов фактической столицей была Селевкия, с именем Ктесифонт. В таком же политич. положении была Месопотамия и при династии сасанидов (III-VII в.), и столицей их на деле оставался Ктесифонт - Медаин; религией местного арамейского ("сирского") населения было тогда преимущественно христианство, несторианского вероисповедания. Несториане играли чрезвычайно важную культурную роль в сасанидском государстве: они являлись передатчиками греческой образованности к персам, и, напр., сирский перевод логич. сочинений Аристотеля, сделанный несторианином - придворным Павлом Дершехрским VI В., посвящен шаху Хосрову I Ануширвану. Центр старо-вав. языческой науки оставался в сев. Месопотамии, в Харране, и она там дожила до араб. времен (аль-Ма'муна). При арабах Месопотамия подверглась арабизации; здесь была основана (VIII в.) столица аббасидскаго халифата Багдад на Тигре. В XIII в. Месопотамия с Багдадом вошла в состав государства перс. монголов, в XVI в. при Сулеймане Великолепном досталась Турции и, отвоеванная персами лишь на 15 лет (1623 - 1638) при Аббасе I Великом, остается в тур. владении и доныне.

История Вав.-Асс. стала делаться достоверно известной только с полов. XIX в., после того как европейцы (Гротефенд 1802, 1848; Роулинсон 1846, 1851 - ассир. силлабарий; Опперт 1859-1862 и Ленорман 1873 и след. - сум.-акк.; и др. ученые) научились разбирать и понимать клинопись, и были предприняты плодотворные раскопки: Боттою в 1843-1845 г. на месте дворца Саргона (ныне д. Хорсабад); Лэйярдом в 1845 и сл. гг. на месте г. Ашшура (д. Кал-а-Шергат), Калхи (д. Нимруд) и Ниневии (д. Куюнджик; здесь дворцы Синахериба и Ашшурбанипала с знаменитой библиотекой); Дж. Смитом (в библ. Ашшурбанипала; ум. от чумы в 1876 г.); X. Расамом - на месте Вавилона и Сиппары (1879 и сл. гг.; храмовые архивы); Э. Сарзеком - на месте Ширпурлы-Лагаша (с 1881 г.; "коршунья стела", статуи Гудеа); америк. экспедицией - в древн. Ниппуре (в 1889 и сл. гг.; храм. архивы); франц. экспед. в Эламе (в 1897-1899 гг.; законы Хаммураби) и мн. др.; очень важный клиноп. диплом. архив XV в. до P. X. найден в 1890 г. в Телль-эль-Амарне в Египте. Исследование добытого материала породило обширную науку, назв. ассириологией, пот. что раскопки начались сперва на почве Ассирии, а уж потом в Вавилонии; в виду постоянного прилива нового материала авторитетны исключительно самые новые исследования. Выдающиеся из многочисл. современ. ассириологов - в Германии Эб. Шрадер, Фр. Делич, Фр. Гоммель, П. Гаупт, Гуго Винклер; в Англии - А. Сейс, Э. Бёдж; в Америке - Г. Гильпрехт, М. Ястров (и в Герм.); во Франции - Ш. Фоссей; в России - М. Никольский (Урарту, эпоха Гудеа) в Москве, и проф. К. Тальквист в Гельсингфорсе. Главные органы: "Zeitschr. fur Assyriologie" и "Beitrage zur Assyriol."; в курсе всех новых работ своевременно держит читателей двухнедельная, богатая обзорами "Orientalistische Literaturzeitung" (Берл.). Итоги новейших иcследов.: 1) Fritz Hommel: "Grundriss d. Gesch. d. alten Orients" (т. I, 1904; много, однако, личных, необщепризнанн. взглядов); 2) энциклоп. серия, обработанная группою ученых с Г. Винклером в центре, "Der alte Orient" (1900 и след.), где очерк дешифровки клинописи состав. L. Messerschmidt: "Entziff. d. Keilschrift" (1903); заключит. сжатый справочный конспект истории - Н. Winckler: "Auszug aus d. vorderasiat. Gesch." (1905); есть по-русски изложение некоторых выпусков из "Der alte Or." - Bс. Миллера: "Оч. по ист. нар. древн. Вост." (1906, 64 стр.); 3) Ed. Meyer: "Geschichte des Alterthums", т. I (1907); 4) соответствующие отделы в новом изд.: G. Maspero, "Hist. anc. des peuples de l'Orient"; русск. перев. сделан с устарел. 4-го изд. (1895 и 1903). По-рус. есть еще бытов. "Истор. чтения. Египет., Асс.", Масперо (Спб. 1892); дилетт., но очень живо напис. "История Халдеи" З. Рагозиной (1902) и ее же: "История Ассирии" (1902), и военно-стратегич.: "Истор. древн. Востока, культ.-полит. и военная" кн. В. Максутова (1905), т. II. Из задуманной франц. энциклопедии: "Manuel dAssyriologie" p. Ch. Fossey вышел I т. (1904, введ.). Ср. еще А. Н. Sayce: "Bab. and Ass., life and customs" (1901) и "Archaeology of the cuneif.inscr."(1907). По религии - M. Jastrow: "Die Religion Bab. u. Ass." (1902-1909) и сжатая глава в своде "Die or. Religionen" (1906). По литер. - О. Вебер: "Die Liter. der Bab. u. Assyrer" (1907). Ист.-филол.: 1) "Семит. языки и народы", Т. Нёльдеке в обработка А. Крымского, с участием акад. П. Коковцева - в трудах Лазар. Инст. Вост. яз. (т. I, 1903, нужд, в освежении; т. II, 1905, нов. изд. 1910); 2) С. Brockelmann: "Grundriss der vergleich. Grammatik der semit. Sprachen" (печат.). Из грамматик лучшая Fr. Delitzsch: "Ass. Gr." (2-е изд., 1906, с библиогр.) и его же хрест. "Assyr. Lesestücke" со словарем (1900); мал. грамм. A. Ungnad'a (1906); F. Hommel, "Sumer. Lesestücke", с грамм. (1894); буквари для начинающих: Н. Winckler, "Liste" (1893) и Ch. Fossey, "Syllabaire cuneif." (1901). Словари: W. Muss-Arnolt, "Ass.-engl.- Geutsch. Handwort," (1901-1905); H. Brunnow, "А classified list" для сумер. и вав.-асс. (1887-1897), а к нему дополнения - Ch. Fossey, "Contribution au dict. sum.-ass." (1905-1907) и G. Howardy, "Clavis cuneorum" с лат. - англ. - нем. перев. (1904 сл.); J. D. Prince: "Mater. for a sumer. lex., with a gramm. introduct." (1905-1907). Своды текстов с нем. пер.: "Keilinschriftliche Bibliothek" (1888-1901, ред. Эб. Шрадер); новейш. "Vorderasiat. Bibliothek" (с 1907, вып. I - надписи сум. и акк. царей, обраб. F. Thureau-Dangin); с англ. перев. - "Annals of the kings of Ass." (т. 1, 1903). Рус. перев. кодекса Хамурраби - Ив. Волкова ("Журн. Мин. Нар. Просв.", 1910, февр. и сл.). Много шума во всем мире вызвала: "Babel und Bibel" Фр. Делича (1902); ср. Р. Виппер, "С востока свет" ("Соврем. мир", 1906) и отдельно (1907).

А. Крымский.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 4/11-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1924.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"