Гранат
Ссылки
О сайте


Буслаев

Буслаев, Федор Иванович, выдающийся историк русской литературы, род. в 1818 г., учился в пензенской гимназии, где некот. время занимался русской словесностью под руководством В. Г. Белинского; в 1834 г. поступил на словесный факультет моск. университета; по окончании университетского курса занял место преподавателя русского языка во 2-й моск. гимназии, но уже в 1839 г. перешел в качестве домашнего учителя в семью попечителя моск. учебн. округа гр. С. Г. Строганова, с которым отправился тогда же за границу; в 1841 г., после двухлетнего пребывания за границей, преимущественно в Италии, где ревностно занимался изучением памятников античного искусства, вернулся в Москву и поступил преподавателем в 3-ю гимназию; в 1844 г. издал первую крупную работу: "О преподавании отечественного языка" (М., 1844 г., 2 ч.), в 1847 г. был допущен в качестве стороннего преподавателя в моск. университет и читал сравнительную грамматику и историю русского языка, в 1848 г. защитил диссертацию "О влиянии христианства на славянский язык" и получил место адъюнкта при университ.; в 1859 г. преподавал русск. литературу наследнику цесаревичу Николаю Александровичу; в 1861 г. получил степень доктора и ординатуру в моск. университете; в 1881 г. вышел в отставку и был избран академиком; ум. в 1897 г. Научн. работы Б. впервые познакомили русское общество с новыми воззрениями на смысл и сущность народной поэзии и с новыми приемами ее изучения, установленными в западно-европейской науке знаменитым Я. Гриммом. Уже в своей магистерской диссертации "О вл. христ. на слав. яз." Б. дал блестящий образец применения общих начал и исторического метода, выработанных Гриммом: путем анализа славянского языка в период дохристианский и христианский был разрешен вопрос о времени возникновения и силе влияния христианских идей среди славянских племен, добыта была характеристика семейного и общественного строя славян в языческий период, очерчен круг понятий и умственного развития народа. С теми же приемами, с помощью сравнительного языковедения и исторического метода, приступил Б. и к изучению русской народной, преимущ. эпической поэзии. В длинном ряде статей и более обширных трактатов, вошедших в состав двух замечательных сборников: "Исторические очерки русской народной словесности и искусства" (Спб. 1861 г. 2 т.) и "Мои досуги" (М. 1886 г. 2 ч.), Б. представил мастерскую обработку древнего и средневекового периода русской литературы. Помимо множества очень ценных специальных исследований, произведенных над отдельными памятниками литературы, здесь с поразительным знанием и любовью к делу повторена попытка Гримма (в его "Мифологии"): путем исторического изучения языка восстановлены мифические представления славян, давно исчезнувшие из народного сознания, заслоненные суровым ходом жизни и насильственно вытесняемые новой христианской культурой. Впрочем, главное, что выделяет Б., заключается, быть может, не столько в тех научных выводах, кот. были им добыты и кот. позднее подверглись весьма значит. ограничениям, сколько в его общем взгляде и отношении к русской народности и народной старине. Он видел в народной старине не плод дикого суеверия и невежества, а глубокое нравственно-поэтическое содержание, он предлагал не "снисходить" до народной поэзии, а "подняться" до нее, и в то же время он нисколько не желал слепой идеализации московских преданий и прославления грубого насилия и умственного мрака, к чему так часто склонялись иные представители славянофильской теории. Среди работ Б. важное значение имеют и его сочинения, предназначенные для средней школы, преподавателем которой он состоял неск. лет. Упомянутая выше книга "О препод. отеч. языка", "Историческая грамматика русского языка" (1-е изд. М., 1858 г., 2 ч.), "Историч. хрестоматия церковно-славянского и древне-русского языка" (М., 1861 г.), "Русская хрестоматия" (М., 1870 г.) и "Учебник русской грамматики" (М., 1869 г.) впервые поставили школьное преподавание русской словесности на серьезное научное основание и ввели новые, чуждые мертвой рутины, дидактич. приемы. Не менее важное значение имеет Б. и как археолог и историк искусства. Кроме упомянутых "Исторических очерк. народн. словесности и искусства" и сборника статей по истории искусства классического, средневекового и современного - "Мои досуги", - главные его труды в этих областях: "Общие понятия о русской иконописи" (в "Сборн. Общ. др.-русск. иск.", 1866 г.) и "Русский Лицевой Апокалипсис" (свод изображений из лицевых апокалипсисов по русским рукописям с XVI по XIX в.; изд. Общ. любителей древней письменности, № LXXII). В этих трудах, изящно, доступно и в то же время научно написанных, Б. глубоко анализирует различные памятники, умело приводит их в связь с народным мировоззрением и религиозными настроениями, с народными и литературными произведениями, сопоставляет с памятниками византийского и западно-европейского искусства и ярко характеризует целые эпохи русского искусства. Помимо научных сочинений Б. напечатал в "Вестн. Евр." (1890-92 гг.) чрезвычайно любопытные "Воспоминания". О значении Б. в области археологии и ист. р. искусства см. Редин, "6. И. Б-в". 1899.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 7/Изд. 7.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1911.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"