Гранат
Ссылки
О сайте


Василий

Василий, имя многих великих и удельных князей XII-XV вв.

I. Великие князья Московские:

Василий I (1389-1425), сын Дмитрия Донского - типичнейший представитель Даниловичей, кот. до Ивана III (кроме Донского) были средними людьми древней Руси; посредственные князья, умеренные и аккуратные, хорошие скопидомы и хозяева по мелочам, они не отличались ни яркими доблестями, ни крупными талантами или пороками и страстями. Отсюда политические их успехи. Таков был и В. I. Род. в 1371 г., сел на великокняжеский стол в 1389 г. Начал он с того, что в 1392 г. отправился в Орду к Тохтамышу и испросил у него себе ярлык на Нижний Новгород, Городец, Мещеру и Таруссу и, опираясь не только на московское боярство, но и на нижегородское, тянувшее к Москве в виду ее силы и богатства (Румянец), сумел отстоять это свое приобретение и от Бориса Константиновича, и от Василия Кирдяпы и Симеона Дмитриевичей и от Данила и Ивана Борисовичей, и в 1424 г. в 3-м завещании прямо благословил сына Нижним. С Новгородом он имел столкновения из-за митрополичьего суда в 1391 г. и из-за Двинской земли в 1397-1401 и 1417 гг., причем на Двине утвердиться ему не удалось. Но грамоты по церковному суду новгородцы уничтожили сами, утомясь военными расходами и убытками в двинской торговле, причем дали и черный бор. Да и потом новгородцы волей-неволей принуждены были держать княжение В. честно и грозно, боясь за свои богатые заволоцкие колонии. Псков, угрожаемый немцами и Литвой и оставленный Новгородом, тоже начинает с 1399 - 1400 гг. принимать князей от руки в. князя моек. Также и Рязань (договор 1402 г.) и Тверь (договор с Михаилом), слабые и волнуемые усобицами, не могли и думать о борьбе с Москвой, но все более и более при В. подчинялись ее влиянию. С татарами у В. были сначала тоже хорошие отношения, хотя татары и производили мелкие пограничные нападения, а в 1385 г. побывал у них в плену и сам В. В 1395 же г. Тамерлан пошел было на Россию, но, разграбив Елец, вернулся обратно в виду приближения осени. А затем в Орде начались смуты, ханы сменялись, В. под влиянием молодых бояр (напр., Ивана Федоровича Кошки) начал отказываться платить дань, в Москве посмеивались над гостями и послами ордынскими. Но это длилось лишь до 1408 г., когда Эдигей, по восстановлении порядка в Орде, быстрым и неожиданным нападением на Москву восстанов. татарский престиж; Москва после месячной осады откупилась 3.000 р., а соседние гор. были опустошены. В 1412 же г. хан дал было нижегородским князьям ярлык на их отчину, но В. успел дарами (тоже любимый прием Даниловичей) уничтожить его. В 1406-1408 гг. из-за Пскова началась у В. война с тестем его, вел. кн. литовским Витовтом, но все дело ограничилось по излюбленной Даниловичами методе только выводом войск в поле и выездом некоторых литовских князей в Москву. Битв не было, а в 1408 г. был заключен и договор на Угре. Выжидательная, медленная и враждебная относительно Литвы политика В. (вполне благоразумная относительно такого сильного и опасного врага) и его покровительство литовским выходцам вызывали, впрочем, ропот в народе, но, опираясь на боярство и союзное с ним духовенство (митр. Киприан) и на свою материальную силу, В. мало обращал внимания на это недовольство. При В. Россию посетил мор и трехгодичный голод. В отличие от других Даниловичей, отношения В. с самими московскими князьями были проникнуты взаимным недоверием. Из братьев В. Константин и Юрий не признали его сына, как будущего в. князя. Константин за это поплатился изгнанием в Новгород и скоро уступил, Юрия же В. боялся и потому не тронул его.

Василий II, Темный (1425-1462), сын и преемник Василия I, род. в 1415 г. Княжение его ознаменовалось жестокой междоусобицей между ним самим и его дядей Юрием, князем Галича Костромского (ум. 1434), и его детьми Василием и Дмитрием Шемякой. Замечательна эта междоусобица и тем, что была последней на Руси, и своим кровавым и ожесточенным характером с чисто византийско-татарскими подвохами и интригами противников друг против друга, семейными дрязгами (пресловутый пояс Василия Юрьевича Косого, стоивший В. Т-му престола в 1432 г.), жестокостями (ослепление В. Косого в 1436 г. и В. Темного в 1446 г.), наводами татар на русскую землю (напр., в 1446 г.) и унижениями пред ними в Орде (напр., в 1431 г.). За все это, конечно, приходилось расплачиваться народу. В. Т. начал княжение чуть не ребенком и никогда не обнаруживал ни твердого характера, ни воен. или политич. талантов. Эти его свойства делали особенно видной роль в усобице боярства и духовенства. Суровый и энергичный Юрий пугал московское боярство и казался ему опасным. Да и предпочтение, оказываемое Юрием и его детьми галицким боярам, не улыбалось московским боярам, следы чего остались в преданье о Шемякине суде. Поэтому бояре и духовенство не давали покоя соперникам В. Т., донимали их жалобами, протестами и происками (напр., митр. Иона), брали на свою душу его клятвы (напр., в 1446 г. еп. Трифон) и пускали в дело в его защиту все материальные и моральные средства, которыми располагали (обличительное послание духовенства против Шемяки 1447 г.). В результате В. Т., не раз побитый, ограбленный и заточенный и, наконец, ослепленный, однако, вышел из 19-летней борьбы (1432-1450) с приобретениями, которые далеко оставили за собой все, что собрали продолжительными усилиями отец и дед В. Т. При вступлении В. Т. на престол московская вотчина была разделена на десяток уделов, а, когда он писал духовную, вся эта вотчина, за исключением верейской половины Можайского княжества, была в его руках. Сверх того, В. Т. принадлежало Суздальское княжество (кроме Городца), вотчичи которого служили ему или "бегали" по чужим странам. Московские наместники сидели по рязанским городам, Новгород, едва не лишившийся самостоятельности за свое заступничество за Шемяку и его брата Вас. Косого (походы 1441 и 1456 гг.), и Вятка (походы 1456 и 1457 гг.) были во всей его воле. Наконец, он не только благословил своего старшего сына Ивана великим княжением, на что еще не решался его отец (б. м., опасаясь Юрия), но и прямо включил великокняжескую область в состав своей наследственной вотчины. Мало того: В. Т. еще при жизни объявил сына Ивана соправителем, назначив ему в духовной самый большой удел. Выиграло при В. Т. и боярство (но только фактически; до юридического закрепления своих политич. и гражд. успехов при В. Т. оно еще не доросло, за что и пришлось ему поплатиться при его преемниках), и духовенство, в интересах которого В. Т., отвергнув унию с католической церковью, предложенную митр. Исидором после возвращения с флорентийского собора (1439 г.), - предоставил выбор нового митрополита русским епископам и, когда был выбран Иона (1447 г.), только известил об этом виз. императора. С тех пор митрополиты постоянно выбирались и ставились в России. Только для народа правление В. Т. было самое тяжелое и несчастное. Не говоря уже о пагубном влиянии княжеской смуты на его экономическое положение, в это правление посетила Россию и чума (в начале княжения, затем в 1442 и 1448 гг.), и страшная засуха в 1430 г., и голод. Часты и опустошительны были и пожары. Участились при В. Т. и набеги татар: так, в 1445 г. В. Т. потерпел при Суздале поражение от Улу-махметовых татар и был взят в плен, причем выкупать государя пришлось тоже народу; были набеги татар и в 1449, 1451 и 1459 гг. Кроме того, при В. Т. основаны были татарами царство Казанское и Крымское ханство, от которых потом приходилось столько терпеть народу. Литва при В. Т., хотя и заявляла время от времени притязания на Новгород, но слишком была занята внутренними вопросами и отношениями к Польше, чтоб мешаться в московские дела.

Василий Иоаннович III (1505-1533), род. в 1479 г., последний собиратель Руси, при чем это собирание было прежде всего в интересах в. князей московских и их бояр, увеличивая материальную силу и моральный престиж и тех и других. Общенациональное дело было тут лишь видимостью и заставкой. Продолжал В. внутреннюю и внешнюю политику отца, на которого походил и суровым своим характером, действуя самовластно, с холодной жестокостью и крайней расчетливостью. Опирался он на иосифлян и правил (в зависимости от начавшегося в стране перераспределения социальных и экономических сил в связи с постепенным переходом от натурального хозяйства к денежному и изменением политической конъюнктуры) посредством дьяков и людей, не выдающихся знатностью и древностью рода (дворецкий Шигона Поджогин), с которыми обращался грубо и жестоко (заточение дьяка Долматова за отказ ехать в посольство; урезание языка Берсеню за встречу и жалобы). К боярству же, в связи с изменением его социального состава (вытеснение служилым княжьем старого нетитулованного московского боярства) и политического настроения (традиция власти, шедшая из удельных веков и только преобразовавшаяся теперь из одиночной, личной и местной в собирательную, сословную и всеземскую), В. относился холодно и недоверчиво, советуясь с ним только для виду, да и то редко. Но все же В. еще очень сдержанно вел себя относительно бояр. Ни один знатный боярин при нем не был казнен. Государь побаивался еще их и брал лишь с них клятвенные грамоты не отъезжать в Литву (напр., с В. Шуйского, с Бельских, Воротынских, Мстиславских). Только кн. В. В. Холмского при нем постигла опала (за что, впрочем, неизвестно). К родственникам, зато, В. при малейшем столкновении относился с обычной суровостью и беспощадностью своих предшественников. Соперник В. Дмитрий Иоаннович умер в заключении, в нужде. За братьями В. Юрием и Андреем был учрежден строгий надзор. Андрею было позволено жениться только в 1533 г., когда у В. было уже двое детей. Братья В., в свою очередь, ненавидели новых людей и новые порядки, и так как к этим именно братьям и д. б. перейти после В. престол по его бездетности, то под влиянием близких людей В. развелся с бесплодной Соломонией Сабуровой, заточив ее в Суздальский Покровский монастырь, причем пострадали и противники развода (митр. Варлаам, Вассиан Косой Патрикеев и грек Максим), и женился в 1526 г. на Елене Васильевне Глинской, племяннице Михаила Глинского, от которой и имел детей Ивана (р. в 1530 г.) и Юрия (р. в 1533 г.). При В. к Москве присоединен вечевой город Псков в 1510 г. и последние удельные княжества - Рязанское в 1517 г. и Черниговское и Северское в 1517-1523 гг. В 1513 г. присоединен был к Москве и Волоцкий удел. По смерти своего зятя Александра в 1506 г. В. хотел было получить и литовский престол; когда это ему не удалось, то он задумал воспользоваться смутой, возникшей после смерти Александра между литовскими панами. Михаил Глинский выдавался между ними образованием, военной славой, богатством и земельными владениями, а его-то и оскорбил Сигизмунд (брат и преемник Александра). Тогда Михаил перешел к В., что, в связи с плохим обращением с сестрой В. Еленой (ум. 1513 г.) в Литве, и вызвало войну Литвы с Москвой, кончившуюся договором 1508 г., по которому все приобретения Иоанна остались за Россией, а все, занятое Глинским, было отдано Литве, после чего Глинскому были даны Медынь и Малоярославец. Затем тайный договор Сигизмунда с Менгли-Гиреем вызвал вторую войну с Литвой в 1512 г. 1 августа 1514 г. В. взял Смоленск при содействии Глинского. 8 сентября кн. Острожский разбил московские войска при Орше. По перемирию 1522 г., заключенному при посредстве посла имп. Максимилиана I Герберштейна, Смоленск остался за Москвой, причем смольнян, как и псковичей и новгородцев, переводили в Москву. Оттого Смоленск и стоял так за Москву в 1612 г. Рядом с литовскими отношениями главную заботу правления В. составляли отношения татарские, особенно отношения к Крыму. Последнему при В. нечего было больше бояться остатков Золотой Орды, к тому же за ним стояла Турция, а потому набеги крымцев все сильнее и сильнее начинают тревожить Москву (набег на Оку 1507 г., на Рязанскую украйну 1516, на Тульскую 1518, осада Москвы в 1521 г.) и Литву, кот. поочередно задаривали крымских разбойников и впутывали их в свои взаимные ссоры и дрязги (шертная грамота Мугамет-Гирея 1519 г.). Сильны были столкновения с Крымом из-за Казани (напр., в 1521 г.); впрочем, Казань, раздираемая внутренними усобицами, все более и более подчинялась Москве (осада Казани в 1506 г., мир с Мугамет-Аминем в 1507 г., назначение из Москвы Шах-Али казанским царем в 1519 г. и Джан- Али в 1524 г., построение Васильсурска в 1524 г. и т. д.). Судьбы же Астрахани были тесно переплетены с судьбами Крыма и Казани (ср., напр., завоевание Астрахани Мугамет-Гиреем в 1523 г. и убийство его там ногайцами). Продолжались при В. и начатые при Иване III сложные дипломатические отношения с другими иноземными государствами (Швецией, Данией, Австрией, Орденами и папой). Были сношения и с Турцией. С 1518 г. начались сношения с Францией, с 1533 г. - с Индией.

II. Царь Московский Василий Иоаннович IV Шуйский - царь-заговорщик, род. в 1552 г. На престол вступил по трупу Дмитрия 19 мая 1606 г. уже пожилым боярином. Был небольшого роста, невзрачный, подслеповатый, двоедушный и двуличный человек, искушенный в хитростях и интригах, скупой и упрямый, о войске не заботившийся и любивший только наушников. Сильно побаивался и колдунов. Еще до вступления на престол донельзя изолгался и изинтриганился, прошедши огонь и воду, видал и плаху и не попробовал ее лишь по милости Дмитрия, против которого он исподтишка действовал. Свое же царствование он открыл рядом грамот, распубликованных по всему государству, в каждой из которых заключалось, по меньшей мере, по одной лжи. Замечательна и подарестная запись В. боярам, ставленником которых он был, при всей ее неполноте, как первый опыт формального ограничения верховной власти. Уроки Грозного и польский пример, видно, пошли впрок боярам. Только эта попытка (узкоклассовая к тому же) была предпринята боярами слишком поздно, не соответствовала реальному соотношению сил в стране после реформ Грозного и потому заранее была обречена на неудачу. Подробнее о правлении В. см. в ст. Смутное время. Царствование В. было очень несчастливо и полно бунтов и мятежей (Болотников, Тушинский вор и т. д.) и войн с внешними врагами (гл. обр. с Польшей). Держался В. на престоле лишь при помощи Михаила Скопина-Шуйского, любимца народа, который видел в нем преемника В. на престоле. Не стало Михаила 23 апреля 1610 г., и уже 19 июля того же года В. был пострижен в монахи, а затем отвезен в Варшаву, где и умер в 1612 г.

III. Удельные князья. 1. В. Александрович, старший из сыновей Александра Невского, кн. Новгородский, умерший без потомства в 1271 г. Упоминается в летописях с 1245 г. В 1253 г. побил литовцев при Торопце. Известна и борьба В. за Новгород при помощи отца с Ярославом Ярославичем Тверским. Но в 1257 г., приняв сторону Новгорода, не хотевшего платить татарам тамгу и десятину, против отца, потерял доверие последнего и был выгнан им из Пскова, куда он бежал из Новгорода, на Низ в Суздальскую землю. Этим и закончилась его политическая карьера. 2. В. Васильевич, кн. Ярославский (1339-1380), старший сын В. Давидовича Грозного. Занял ярославский стол в 1345 г., в 1375 г. участвовал в походе Москвы на Тверь, в 1380 г. в Куликовской битве, действуя на левом крыле. 3. В. Давидович Грозный, кн. Ярославский (ум. 1345), не сразу понял политику Калиты, стремившегося к материальному усилению на счет своих соседей и к полному преобладанию над ними, и даже женился на его дочери Евдокии. Но, когда в 1339 г. он, по интригам Калиты, был вызван в Орду и чуть не был схвачен на дороге посланным Калитой отрядом, то и у него д. б. раскрыться глаза на политику Калиты. Тем не менее, волей-неволей, он д. б., в конце концов, признать себя подручником Москвы и в 1340 г. принял участие в походе московских войск на Торжок. 4. В. Кирдяпа Дмитриевич (р. ок. 1350, ум. 1403), старший сын Дмитрия-Фомы Константиновича, кн. Суздальского и Нижегородского, кн. Суздальский и Городецкий. Воевал с Казанью и ордынскими татарами. В 1382-1387 гг. был в плену в Орде. В 1394 г. сам побежал с братом Симеоном в Орду добиваться своей отчины, но неизвестно, с каким результатом. 5. В. Иванович, в. кн. Рязанский (р. 1448, ум. 1483), единств. сын Ивана Федоровича Рязанского. С 8 лет сиротой попал под опеку в. князя Московского. Но Рязань была еще сильна и могла за себя постоять, а потому в 1464 г. В. был отпущен Иваном III на Рязанское княжение. Княжение его прошло тихо и незаметно. Женат он был на любимой сестре Ивана III - Анне. 6. В. Иванович Шемячич, внук Шемяки, последний удельный князь на Руси, по словам Курбского. Вместе с отцом бежал в Литву, где затем перешли к нему от отца данные последнему в кормление Казимиром IV Рыльск и Новгород-Северск. Из-за гонений в Литве на православную веру он, впрочем, в 1500 г. перешел на службу в Москву с вотчинами и участвовал в ее войнах с Литвой. В 1523 г. по подозрению в измене был схвачен в Москве и заключен под стражу, что вызвало почему-то большое волнение в Москве. Скончался он в 1529 г. в заточении. Сын же его Иван в 1561 г. умер иноком Троице-Сергиева монастыря. 7. В. Михайловичи, князья Кашинские. В. М. I (1319-1368) был вместе с тем и в. князем Тверским, младший из сыновей Михаила Ярославича Тверского. Все почти княжение его наполнено междоусобными дрязгами (при благосклонном участии татар) с его племянником Всеволодом Александровичем Холмским, а отчасти и с братом последнего Михаилом Микулинским. В. М. II (1367-1382), единствен. сын Михаила Васильевича Кашинского. При помощи Москвы добился независимости от Твери и в благодарность участвовал в Куликовской битве в засаде вместе с Дмитрием Волынским Боброком. В. М. III (1370-1426), сын в. кн. тверского Михаила Александровича. Почти всю жизнь провел в борьбе с Тверью при участии в этой борьбе Москвы, Литвы и Орды, пока в 1426 г. Борисом Александровичем не был взят под стражу. Но такая же попытка взять его под стражу Ивана Михайловича Тверского в 1412 г. кончилась неудачей. 8. В. Михайлович Удалой, кн. Верейский (1460-1495), старший сын Михаила Андреевича кн. Верейского. Воевал с Казанью, Новгородом, ордынскими татарами. В 1484 г., не поладив с в. князем из-за какого-то "саженья", съехал с женой в Литву, где и оставался до смерти. 9. В. Юрьевич Косой (р. 1421, ум. 1448 в заточении), кн. Звенигородский, старший из трех сыновей Юрия Дмитриевича Галицкого. Подробн. см. выше, В. Темный. 10. В. Юрьевич Шуйской, внук Кирдяпы. Жил в половине XV в. и был наследствен. врагом Москвы. Но, когда Темный взял верх над Шемякой, принужден был смириться пред ней. 11. В. Ярославович Костромской (1272-1276). Отклонил от Новгорода нашествие татар, которых призывал против Новгорода брат его Ярослав Тверской. Но, когда новгородцы не выбрали его в князья, то с помощью тех же татар и племянника своего Святослава Ярославовича Тверского силой заставил новгородцев избрать себя. В 1274 г. при нем был поместный собор в Владимире на Клязьме, в 1275 г. вторая татарская перепись.

С. Шумаков.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 8/Изд. 7.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1911.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"