Гранат
Ссылки
О сайте


Вексель

Вексель, ценная бумага, заключающая выраженное в установленной форме обязательство уплатить сумму денег к определенному сроку. Существует два основных типа В., которые почти всеми законодательствами последовательно разграничиваются, хотя они допускают также переходные формы. Простым В. называется документ, в котором должник, векселедатель, обязуется уплатить сумму денег кредитору, векселеприобретателю. Образцом может служить следующий текст: "С.-Петербург, 24 ноября 1911 года. Вексель на 2.000 рублей. 2 января 1912 года по сему В. повинен я заплатить Московскому купцу Петру Ивановичу Васильеву две тысячи рублей. Смоленский купец Сергей Иванович Петров". - В России обращаются почти исключительно В. этого типа, часто называемые также соло- В., т. е. с одной подписью. Наш устав считает его как бы нормальным типом и кладет его в основу своей системы. - Переводный В. или тратта, а также римесса (от итальянских слов trarre - перевозить и remittere - пересылать) сложнее. Векселедатель, именуемый тут трассантом, не сам обещает, а поручает другому лицу уплатить сумму денег кредитору, который в этом случае называется ремиттентом. То лицо, которому дается поручение, называется трассатом, а после того, как оно, со своей стороны, присоединится и обяжется уплатить по В., - акцептантом. С внешней стороны переводный В. отличается, следовательно, тем, что он пишется не в первом лице, а во втором, и что в нем упоминаются не два участника, а три. В Зап. Европе решительно преобладает этот второй тип. У нас он встречается почти только в области торговых сношений с иностранными фирмами. Образцом служит следующий текст: "Петербург, 24 ноября 1911 г. Вексель на 2.000 рублей. По предъявлении сего В. заплатите Московскому купцу Петру Ивановичу Васильеву (ремиттент) две тысячи рублей в городе Вязьме. Ярославскому купцу Николаю Сидоровичу Иванову (трассат) в г. Вязьме. Петербургский купец Иван Сергеевич Степанов (трассант)".

Как в германском, так и в русском праве оба типа В. подлежат почти во всех отношениях общим нормам и оба называются Wechsel, вексель. Другие законодательства проводят более заметную грань между ними и обозначают их различными терминами, напр. французское и английское: простой В. - billet a ordre и promissory note, а переводный - lettre de change и bill of exchange.

I. История В. В. возник в средние века. Попытки отнести его корни к древнему миру лишены почвы. Родиной В. были романские страны побережья Средиземного моря, преимущественно Италия, где В. сложился в XII ст. отчасти под влиянием арабских юридических мотивов, но затем развился вполне самостоятельно на почве купеческого обычая. Поныне спорен вопрос, какой тип В. возник раньше - простой или переводный. Вероятнее первое. Уже средневековое название В. - cambium - указывает, что поводом к возникновению его послужила необходимость часто прибегать к размену денег, которые самостоятельно чеканились тогда каждым мелким итальянским государством-городом. Наряду с этим торговцу приходилось считаться с постоянной опасностью в пути от сухопутных и морских разбойников или от неприятельских войск, одинаково грабивших всех проезжих. Первоначальной формой В. было, по-видимому, нотариальное обещание менялы-банкира, данное купцу, внесшему ему сумму денег в местной валюте, уплатить затем соответствующую сумму в другом городе, в тамошней валюте, лицу, которое укажет внесший деньги купец. Свое обязательство банкир выполнял либо через посредство филиального отделения в месте платежа, либо, гораздо чаще, через посредство другого банкира в месте назначения. Обмениваясь подобными поручениями, они сокращали необходимость пересылки денег из города в город. Первый банкир должен был, конечно, послать поручение второму произвести уплату. Письмо, в котором он извещал его об этом (оно-то первоначально называлось траттой), он передавал для пересылки по назначению купцу, внесшему деньги, перед которым он обязался. Поэтому-то последний и был назван ремиттент, пересылающий. В письме указывалось еще лицо, которое должно было предъявить его в месте назначения (корреспондент купца-кредитора). Это четвертое лицо именовалось презентантом, предъявителем. Постепенно отношения стали упрощаться. Основываясь на купеческих обычаях, суды стали признавать, что одного упомянутого выше уведомительного письма достаточно, чтобы обосновать требование, хотя бы первоначального обязательства не было выдано. Затем перестали указывать в тратте особого презентанта, предоставляя ремиттенту самому указать его. Начиная с XIV в. установился обычай предварительно, еще до наступления срока платежа, предъявлять тратту плательщику, с целью удостовериться, согласен ли он в срок исполнить данное ему поручение, т. е. акцептует ли он тратту. Этот обычай развился в особенности под влиянием оживленного вексельного оборота на ярмарках в Шампани и в Лионе, процветавших с XIII по XVI ст. и оказавших вообще громадное влияние на развитие и объединение вексельных обычаев Зап. Европы, так как на эти ярмарки собирались купцы и банкиры (campsores) всех культурных стран. На ярмарках же установились особенно строгие приемы взыскания по В., а также обычай удостоверять при нотариусе и при свидетелях, протестовать, факт отказа в принятии тратты или в платеже по В., чтобы обеспечить себе право потребовать затем уплаты по обороту от трассанта (регресс). Однако, лишь с XVII ст. вошла в употребление многократная передача В. из рук в руки по надписи (индоссаменту): раньше разрешалось передать В. только один раз. Лишь с этого времени В. стал вполне пригодным, достаточно гибким орудием кредита.

II. Законодательство о В. До конца XV в. вексельные отношения определялись почти исключительно купеческими обычаями. Впервые их стали кодифицировать статуты отдельных городов Италии. Особенным авторитетом пользовались статуты Болоньи, издававшиеся все в новых редакциях с 1509 по 1569 гг. Затем вексельное право было урегулировано во Франции, где В. играли особенно крупную роль благодаря упомянутым ярмаркам. Главными памятниками были: ordonnance du commerce 1673 г. и Code de commerce 1807 г. Последний действует поныне, во Франции с изменениями, а у нас, в Ц. Польском, даже в своем первоначальном виде. Принципиально новую постановку вексельное право получило затем в германском вексельном уставе 1847 г., которому предшествовала необыкновенно интенсивная теоретическая разработка этого института со стороны немецких ученых. Новый устав, составивший первый шаг к объединению немецкого права, характеризуется стремлением возможно обособить В. от тех оснований, по поводу которых он возникает. Упрощая задачу устава, эта тенденция облегчила объединение норм и, вместе с тем, еще увеличила способность В. к быстрому и легкому обращению. Эта же черта сделала немецкий устав наиболее пригодной почвой для объединения международного вексельного права.

В России В. появились в конце XVII в. под названием "переводных писем". Первый устав о В., изданный в 1729 г., был составлен по немецким образцам. Второй, утвержденный в 1832 г., следовал преимущественно французскому кодексу торговому. Ныне действует устав, изданный в 1902 г. и включенный в Свод Законов (т. XI, ч. 2) в 1903 г., каковым годом он обыкновенно и датируется. Он почти во всем следует германскому уставу.

Уже давно подготовляется объединение вексельного права культурных народов, которое значительно облегчило бы торговые сношения между ними. Оно значительно облегчается установившеюся постепенно близостью норм различных стран. В настоящее время есть основания ожидать осуществления этих стремлений в близком будущем. Летом 1910 г. в Гааге заседала международная конференция, выработавшая проект единого вексельного права, в основу которого положено начало германского устава. В 1911 г. проект должен быть обсужден вторично. Россия примкнула к соглашению. Так как наш устав тоже уже близок к германскому, то введение в действие международного устава мало изменит наше действующее право, ниже изложенное.

III. Природа В. Сложный, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту его, характер В. издавна затрудняет юристов, пытающихся поставить его в органическую связь с общими началами гражданского права. Многочисленные в прежнее время попытки отнести В. к какому-либо из существовавших раньше типов обязательственных сделок все потерпели крушение. Затем немецкие ученые в XIX ст. уже стали видеть в В. формальное, одностороннее письменное обещание. Некоторые даже прямо называли В. "купеческими бумажными деньгами" или приравнивали его к различного рода бумагам на предъявителя (Эйнерт, Кунце). В настоящее время, однако, все возрастающее число юристов примыкает к посредствующей теории, которую в числе первых выдвинули, хотя и с различными оттенками, немецкие ученые Тель (Thol) и Гольдшмидт. Она лучше других уясняет двойственный характер В. В основе ее лежит признание В. ценной бумагой (см.), т. е. документом, правомочия по которому и при самом установлении их, и при переходе к другим лицам неразрывно связаны с бумагою-документом: они всегда могут быть осуществлены только обладателем этого последнего. Но, в отличие от других категорий ценных бумаг (напр. облигаций и т.п.), В. вступает в силу не со времени его подписания, а лишь при выдаче его кредитору со стороны должника. Самая передача В. имеет характер договора между векселедателем и векселепринимателем. Следовательно, в основе В. лежит договор, но не предшествовавший его составлению или воплощенный в нем самом, как думали раньше, а следующий за составлением его.

Как ценная бумага, В. подлежит преимущественно нормам вещного права: на него устанавливается собственность, владение и т. д. Это бесспорно точка зрения и нашего устава: ст. 15, 16, 27 говорит о "выдаче" и о "владении". Ст. 17 прямо постановляет, что В. передается в "собственность". Но, вместе с тем, В. воплощает долг, обязанность уплатить сумму денег. В этом отношении он является односторонним обязательством ответственных по нему лиц. Притом он - обязательство строго формальное, действительное только при педантически точном соблюдении требований закона. В связи с этим порядок осуществления требований по В. отличается упрощенностью и строгостью производства (хотя по русскому праву это и не вполне оправдывается).

Как долговое обязательство, допускающее указание только голой обязанности уплатить сумму денег, В. не может отразить в себе тех, подчас сложных, хозяйственных отношений, по поводу которых он выдается или передается. Напр., торговец купил у фабриканта партию товара для перепродажи. Он не в состоянии, однако, уплатить за него наличными, а выдает фабриканту В. на покупную сумму, сроком на 6 или 12 месяцев, или передает ему по надписи В., полученный им самим от третьего лица, своего покупателя. В. не может содержать никакого указания на условия договора купли-продажи товара, которая по отношению к В., выданному для ее реализации, называется "основною сделкой". Несмотря, однако, на отсутствие в самом В. указания на нее, пока В. еще в руках того кредитора, с которым заключена эта основная сделка, должник может защищаться против иска из такого В. ссылкою на условия основной сделки; необходимо лишь, чтобы у него имелись письменные доказательства связи В. с этой сделкой, так как ссылка на свидетелей при споре о В. в виде общего правила не допускается. Напр., торговец может представлять переписку или книги, из которых явствует, что купленный товар не был доставлен ему или что он не соответствовал условленным качествам. Это означает, что выдача В., сама по себе, еще не заканчивает прежних расчетов. Только когда В. перешел по надписи в руки третьего лица и последнее было, при том, добросовестно, т. е. не знало о возражениях, которые могли быть сделаны прежнему векселедержателю, только тогда векселедателю придется уплатить по В. безусловно, независимо от того, была ли осуществлена надлежащим образом основная сделка, по поводу которой он выдал В. Юридически это выражается в положении, что в руках первоначального векселедержателя В. представляет лишь формально-абстрактное обязательство, и лишь в руках дальнейших добросовестных держателей В. становится абстрактным и материально, т. е. по существу (см. ст. 24 и 33).

IV. Основные положения вексельного права. 1. Векселеспособность. Обязываться В. могут все, кому дозволено вступать в долговые обязательства. Лишены векселеспособности в виду строгости порядка взыскания по В. (ныне, впрочем, весьма смягченной): а) лица духовного звания и б) замужние женщины без согласия мужей и девицы, от родителей не отделенные, без согласия последних, если те и другие не производят торговли от собственного имени (ст. 2). Ограничение для крестьян, еще указанное в Уст. Векс., ныне отменено. В., выданный невекселеспособным лицом, сохраняет силу гражданского долгового обязательства, если он в остальном отвечает требованиям закона.

2. Составление В. Всякий В. должен быть писан на гербовой бумаге установленного образца и разбора (Уст. герб., ст. 47 и 130-132) и должен иметь определенное число реквизитов, необходимых элементов: простой В. - 7, а переводный - 9. Отсутствие или неправильная формулировка хотя бы одного из них лишает документ вексельной силы (ст. 14). Как простой, так и переводный В. должны содержать: 1) Означение места и времени составления В. Ими определяется, какому закону подчиняется форма В., а также - обладал ли должник во время выдачи векселеспособностью; в простом В., кроме того, место составления считается и местом платежа, если не оговорено иное (ст. 7 и 83). 2) Наименование документа, в самом тексте (а не только сверху или сбоку), словом "вексель" или другим, соответствующим ему термином, напр. "тратта". Это так наз. "вексельная метка". 3) Заявление векселедателя, что он обязуется уплатить по В., или приказ плательщику произвести платеж по нему. 4) Означение фамилии или фирмы лица, которому В. выдается, векселеприобретателя. Это требование равносильно запрещению выдавать В. "на предъявителя". Векселеприобретателей может быть несколько. 5) Означение подлежащей платежу денежной суммы непременно прописью. В ней не допускается никаких поправок. Сумма может быть указана и в иностранной валюте, но тогда она подлежит взысканию в переводе на русскую валюту по курсу. 6) Означение срока платежа. В отличие от общегражданских обязательств, срок В. может быть указан только один, притом лишь одним из предусмотренных законом типичных способов: а) определенным календарным днем, напр., 2 января 1915 г.; б) от составления В. во столько-то времени, напр. через три месяца (а dato); в) по предъявлению (a vista); г) по предъявлению во столько-то времени, напр. через три дня по предъявлении. При этих двух последних сроках допускается указание еще особого срока, до истечения которого В. должен быть предъявлен, причем этот "особый" срок не может превышать 12 мес. Наконец, допускается назначение срока платежа "на такой-то ярмарке" или "на такой-то ярмарке по предъявлению". 7) Последним общим реквизитом В. является подпись векселедателя (трассанта). Векселедателей может быть несколько, но сумма долга все же не дробится, а они отвечают солидарно. Подпись должна быть собственноручной; если же векселедатель почему- либо не в состоянии сделать ее сам, то подпись заменяющего его лица должна быть засвидетельствована нотариусом. - Сверх перечисленных общих реквизитов, переводный В. должен содержать еще: 8) наименование плательщика по В. (трассата) и 9) означение места платежа или места жительства плательщика (ст. 3-14 и 86-88).

Сверх перечисленных необходимых частей, в составе В. нередко встречаются еще произвольные добавления. Частью они допустимы. Таковы сохранившиеся на практике по старой привычке оговорки о получении валюты по В. (т. е. той ценности, в обмен на которую передается В.): раньше закон требовал ее. Частью эти оговорки, однако, недопустимы: некоторые из них просто не имеют силы, отбрасываются, напр., условия о платеже процентов или неустойки по В.; другие опорочивают весь В., напр., оговорка о том, что он выдается лишь условно (ст. 11-12).

В виду строгости и формализма В. признается, что акт, не удовлетворяющий хотя бы одному из перечисленных в законе требований, не почитается В., а учиненные на таком акте подписи и надписи не имеют вексельной силы (ст. 14). Но, в виду прочно укоренившегося обыкновения торгового оборота, закон вынужден отступить от этого начала, признавая, что подписанный бланк вексельной бумаги, по заполнении его не только самим векселедателем, но и векселедержателем, которому бланк с этою целью выдан, и даже третьими лицами, к которым бланк законно перейдет, получает силу векселя (см. реш. гр. касс. деп. Сената 1892 г., № 15 и 1908 г., № 65). Относительно заполнения пустого или не вполне заполненного бланка как бы заключается особый дополнительный договор. Нарушение этого договора, т. е. заполнение бланка не тем содержанием, которое имелось в виду при его выдаче, составляет уголовное преступление (Улож. о нак. ст. 1694).

3. Простой В. представляется законченным документом уже с момента его составления. Напротив, переводный В., в котором векселедатель поручает другому уплатить третьему лицу, еще нуждается в согласии плательщика или трассата. Согласие выражается им, по предъявлении ему В., в форме надписи на В. или хотя бы путем простого начертания своего имени на нем. Этот акт называется принятием, акцептом В. Как для векселедержателя предъявление В. к принятию, так, конечно, и самое принятие его для трассата не обязательны. Но если В. принят, то плательщик, называемый тогда акцептантом, уже безусловно отвечает перед векселедержателем. Принимая В., плательщик не может делать никаких оговорок к тексту В., кроме указания на то, что он принимает В. лишь в части суммы, на которую он выдан, или указания еще особого плательщика. В случае полного или хотя бы частичного отказа плательщика от принятия В., векселедержатель должен удостоверить это обстоятельство протестом (см. ниже) и после этого может потребовать уплаты по неакцептованному В. досрочно от векселедателя (трассанта), лишь с учетом из 6% (ст. 91-100).

4. Передача В. Одной из наиболее характерных черт современного В. является способ его передачи. Последняя совершается путем надписи, которая называется индоссаментом, т. к. она ставится на "спине" (dos) В., на оборотной его стороне. Значение индоссамента совершенно иное, чем значение передаточной надписи на документе по общегражданскому праву: последняя передает новому кредитору ровно столько прав, сколько их было у прежнего, и вместе с тем, со времени перехода документа, прежний кредитор выбывает из отношения. Индоссамент отличается в двух отношениях: а) он создает для нового добросовестного векселедержателя, если В. был передан ему (ст. 23), как бы новое, самостоятельное вексельное право, независимое даже от действительности передаточной надписи: правильный с формальной стороны, индоссамент легитимирует векселедержателя, и должник даже не в праве проверять, т. е. оспаривать подлинность надписей на В. (ст. 28), и не может ссылаться против добросовестного нового векселедержателя на многие возражения, которые он мог бы противопоставить прежнему (ст. 33); б) тот, кто ставит на В. свой индоссамент, не выбывает окончательно из вексельного отношения; он отвечает перед всеми последующими векселедержателями в случае неуплаты по В. в срок, если это обстоятельство будет своевременно удостоверено протестом (см. ниже). Он становится как бы сам новым векселедателем. Эту ответственность по обороту против него индоссант может, впрочем, сложить с себя, прибавив к своей надписи слова "без оборота на меня". Этим он, конечно, дискредитирует В., показывая, что не верить в исправность векселедателя. - Во всех случаях В. может быть передан по надписи только в полной сумме (В. не подлежит дроблению). - Форма надписи возможно простая. Она сводится к подписи индоссамента, либо с указанием имени лица, которому В. передается - это именная надпись, либо без указания его - бланковая надпись. В первом случае дальнейший переход В. требует надписи со стороны лица, указанного в предшествующем индоссаменте как векселеприобретатель, в непрерывной цепи. Во втором случае новым кредитором и собственником В. и без новой надписи будет считаться всякий добросовестный держатель В., которому он передан его предшественником. Такой В. значительно сближается с ценною бумагою, выданной "на предъявителя". Именные и бланковые надписи могут, однако, и чередоваться (ст. 18-21). Передаточные надписи могут ставиться на В. в течение всего времени, пока он циркулирует, причем время совершения надписи не указывается и вообще не играет роли. Исключение составляет только случай, когда В. передается по надписи после срока для протеста или после протеста: тогда надпись служит только для передачи В., но не устанавливает ответственности индоссанта по обороту (ст. 56). - Самая возможность передавать В. другим лицам упрощенным способом, по индоссаменту, ныне присуща В. по самой природе его. Даже если векселедатель или кто-либо из надписателей путем особой оговорки воспретит передачу, то В. все же может циркулировать по передаточным надписям; последние не будут иметь силы только по отношению к тому, кто воспретил передачу (ст. 22). - В., конечно, может переходить к другим лицам не только по индоссаменту, но и всеми другими допускаемыми гражданским правом способами. Особенно большое значение имеет переход В. по наследству. Тут наследник вступает во все права своего наследодателя, но, очевидно, подчиняется также всем ограничениям (возражениям), которым подчинялся последний.

5. Вексельное полномочие. Кроме полной, передаточной надписи на В., векселедержатель может сделать так наз. препоручительную надпись, которой он уполномочивает другого осуществить права по В. с тем, чтобы полученная сумма была передана ему. В такой надписи всегда необходимо указать имя уполномоченного. Надписатель остается собственником векселя, и, в случае спора, все возражения, которые должник вправе сделать против надписателя, могут быть выдвинуты и против уполномоченного. Последний осуществляет все права векселедержателя, но он не может передавать В. по полной передаточной надписи.

На практике, однако, нередко прибегают и к полной передаточной надписи без намерения передать В. в собственность, а только чтобы уполномочить векселедержателя на совершение известных действий или предоставить ему ограниченное вещное право на В., напр., право залога. В подобных случаях говорят о фидуциарном индоссаменте, которое по форме передает больше прав, чем по существу отношения. Для добросовестных третьих лиц, т. е. не осведомленных об этом, особые соглашения между надписателем и новым векселедержателем не имеют значения; но если они осведомятся о них, они обязаны считаться с таковыми и, в свою очередь, могут воспользоваться возражениями, имевшимися у них против надписателя.

6. Платеж по В. Всякое требование по В. обусловливается владением им. Благодаря легкой обращаемости В., должник может не знать притом, кто является векселедержателем ко времени наступления срока. Поэтому векселедержатель обязан предъявить В. должнику не только для принятия, если вексель переводный, и для отметки дня предъявления (т. наз. визы), если это необходимо для исчисления срока, но и при наступлении срока платежа. Время, когда наступает срок В., исчисляется согласно подробным и точным указаниям Уст. Век., на которых здесь не место останавливаться (см. ст. 37-38). Если в месте составления и в месте платежа по В. действуют различные стили, то срок исчисляется по стилю места его составления (ст. 39). При предъявлении В. действующий уст., допускает, однако, льготные дни, но не для должника, как прежний, а для кредитора. В. сроком на определенный день, или от составления В. во столько-то времени, или во столько-то времени по предъявлении, может быть предъявлен к платежу либо в самый день срока, либо в один из двух ближайших затем непраздничных дней. В. же по предъявлению должен быть предъявлен не позже истечения двенадцати месяцев со дня его составления. Наконец, т. наз. "ярмарочные В." предъявляются либо накануне ее закрытия (когда она продолжительна) или в самый день ярмарки (когда она однодневна), либо по усмотрению, если срок назначен "на ярмарке по предъявлении" (ст. 41-43). Место предъявления часто указывается в В.; если оно не оговорено, им является местожительство плательщика (трассата) при переводном В. или место составления В. при простом В. В В. может быть указано и помещение, в котором должен быть произведен платеж по нему. Обыкновенно это торговое помещение должника, и лишь если такового нет, - его квартира. В. должен быть предъявлен, по крайней мере, должна быть сделана попытка предъявить его, должнику, т. е. векселедателю, если В. простой, или акцептовавшему его плательщику, если он переводный, притом независимо от того, утратили ли они правоспособность, впали ли они в несостоятельность и т. д. Иногда в В. указывается "особый плательщик" (домицилиат); таковой не является должником, но заменяет последнего (ст. 8, 93 и др.). Тогда достаточно предъявить В. особому плательщику и можно не отыскивать должника. - Платеж совершается в русских деньгах; притом, если В. писан на иностранную валюту, то по курсу предшествовавшего дня. - В доказательство платежа векселедержатель должен вручить В. должнику со своей платежной распиской. Последнее необходимо в особенности тогда, когда у уплатившего могут оказаться обратные требования по поводу оплаты В. В отличие от общего гражданского права, векселедержатель не в праве отказаться даже от частичной уплаты долга; но тогда он сохраняет В. с соответствующей отметкою на нем уплатившего. Если В. не был предъявлен в срок, то должник может освободиться, внеся причитающуюся сумму в подлежащий суд (ст. 45-48). Но до наступления срока векселедержатель не обязан принимать добровольного платежа и, конечно, не вправе требовать платежа (ст. 36).

7. Последствия неплатежа. Если при предъявлении В. в срок по нему не будет уплачено, по какой бы то ни было причине, напр. вследствие смерти, несостоятельности должника и т. д., векселедержатель должен учинить протест в неплатеже. Если он упустит протест хотя бы без вины со своей стороны, даже под влиянием непреодолимой силы, он все же терпит указанные ниже умаления в своих правах (ст. 35 и 49). - Самый обряд протеста все еще отличается у нас излишней сложностью. Некот. законодательства уже упразднили его, по крайней мере, отчасти (английское - для внутренних В.), другие - упростили (германское - поручает его ныне преимущественно почтовым чиновникам). У нас протест совершается нотариусом или заменяющим его лицом. Протест требует, в виде общего правила, трех дней. Векселедержатель предъявляет В. нотариусу в один из дней, указанных выше для предъявления его к платежу. Нотариус в тот же день посылает должнику требование о платеже, обыкновенно в форме особой повестки. На следующий за сим день нотариус выжидает до трех часов и, если платеж не поступит, протестует В., т. е. вносит запись о том в реестр и делает отметку на В. Протест вступает, однако, в силу лишь со времени составления о том особого акта, который должен быть составлен не позже следующего (третьего) дня. Содержание акта точно указывается законом. Протест совершается только раз, против главного должника или против всех должников, если их несколько; остальным ответственным по В. лицам нотариус посылает извещение о протесте, если их адрес известен (ст. 67-72).

Упущение протеста не влечет за собою утраты В. вексельной силы, как то было по прежним уставам, а только умаляет права векселедержателя: а) ответственность надписателей (индоссантов) отпадает совсем; б) ответственность векселедателя или акцептанта ослабляется: они не платят процентов со дня просрочки, а лишь процессуальные проценты; в случае признания их несостоятельными должниками, не опротестованные (запущенные) В. их относятся ко второму роду долгов (т. е., удовлетворяются не в первую очередь), хотя бы книги должника и показывали, что валюта (товар, деньги и т. д.) за эти В. была получена им и т. д. (Уст. векс. 50, 55, 103; Уст. суд. торг., ст. 489).

Если векселедержатель своевременно опротестовал В., он может обратиться "по праву оборота" с так наз. регрессом к надписателям (индоссантам), ко всем вместе или к отдельным из них, в любом порядке, и потребовать уплаты ими, вместо векселедателя, вексельной суммы с шестью процентами, издержек протеста и законной неустойки в четверть процента с общей суммы. Каждый надписатель, уплативший эту регрессную сумму, в свою очередь, получив В. с актом протеста, может обратиться против тех надписателей, которые в цепи надписей стоят выше него и т. д. При этом регрессная сумма постепенно возрастает. Во избежание этого всякое ответственное по В. лицо в праве "выкупить" опротестованный В., т. е. добровольно уплатить по нему векселедержателю (ст. 49-54).

8. Посредничество и поручительство по В. Во избежание осложнений, связанных с непринятием переводного В. и с неплатежом по всякому В., допускается вступление в вексельное отношение сторонних лиц, либо указанных на этот случай в самом В., - тогда они называются "посредниками на случай", либо не указанных в нем, - вступающих, как говорится, "за честь" кого-либо из ответственных по В. лиц (ст. 60-66, 105-110). Посредничество в платеже не может быть отвергнуто векселедержателем. Исправный платеж по В. ответственными по нему лицами может быть также обеспечен поручительством путем надписи на В. (аваль) (ст. 57-59).

9. Прекращение вексельного требования. Так как осуществление прав по В., как по ценной бумаге, неразрывно связано с обладанием документом, то при утрате последнего приходится признать утраченным и самое право. Это положение не устраняется, а лишь смягчается правилами о временном приостановлении платежей по утраченному В. и о порядке получения вексельной суммы в случае спора со стороны владельца такого В. (ст. 78-81, 125). Особенностью В. является также краткая давность, погашающая вексельное требование. Она исчисляется различно для отдельных лиц, ответственных по В.: векселедержатель может предъявить иск к главным ответчикам - к векселедателю простого В. и к акцептанту переводного - в течение пяти лет со дня срока, а к надписателям и поручителям - в течение года со дня протеста; надписатель, оплативший В. по обороту, может в свою очередь обратиться к своим предшественникам в течение шести месяцев со времени уплаты, а все расчеты между надписателями и поручителями должны быть закончены в три года. В случае пропуска соответствующего срока, участники вексельного отношения совершенно освобождаются от всякой ответственности по В. (ст. 73-77). В. не сохраняет хотя бы силы гражданского обязательства.

10. Применение иностранных и местных законов. В виду того, что В. легко обращается и особенно часто служит средством для международных деловых расчетов, в области вексельного права оказалось необходимым точнее разграничить пределы действия законов. В основе этих "коллизионных" норм лежат общие начала частного международного права: формальные условия совершения акта обсуждаются по закону места его составления, правоспособность участников - по их национальному праву. Но из этих начал устанавливаются изъятия в пользу применения русского вексельного устава, если иностранец, невекселеспособный по своему национальному праву, выдаст в России В. согласно с русским правом, или В. будет выдан за границею не согласно с местным законом, но согласно с русским правом, то подобные В. сохраняют силу в России (ст. 82-85). В случае принятия международного вексельного устава (см. выше), необходимость в специальных коллизионных нормах значительно уменьшится, хотя и не устранится вполне.

V. Экономическое значение В. Это значение в современном торговом обороте весьма значительно, в особенности в Западной Европе. Есть, однако, признаки, что в недалеком уже будущем оно уменьшится в виду быстро возрастающей роли банков, как общих посредников при оказании кредита, и связанных с этим контокоррентных отношений, реализуемых посредством чеков и расчетных палат. В России, к тому же, В. вообще не приобрел еще той роли, которую он играет на Западе, как то явствует уже из преобладания простых В. У нас В. редко циркулирует долго и не накопляет длинного ряда последующих надписей, придающих ему все возрастающую ценность, как то бывает, напр., в Англии, где встречались не особенно долгосрочные В. более чем с сотнею индоссаментов. Наш В. быстро, едва набрав необходимое число подписей (2 или 3), попадает в портфель банка до наступления срока.

Роль В. в хозяйственном обороте страны двоякая. Как долговое обязательство, В. служит орудием кредита, а как ценная бумага, уже воплотившая в себе обязательства кредитоспособных лиц, он может явиться средством для расплаты, погашения требований. Однако эти две функции неразрывно связаны между собою и нередко переходят одна в другую.

В простейшей форме В. является орудием кредита при выдаче его взамен гражданского обязательства, в результате заключения договора займа. Эту задачу В. выполняет не столько в торговле, сколько в общегражданском обороте. При этом ценится преимущественно быстрота и строгость взыскания по нему, а не его легкая передаваемость. Именно в этих случаях он нередко служит целям ростовщической эксплуатации должника. Сложнее, но, вместе с тем, плодотворнее роль В., когда он выдается на основании какой-либо серьезной торговой сделки, напр., торговцем, купившим товар в кредит. Такой В. не погашает еще долга из договора купли-продажи и, при отсутствии особого, направленного к тому соглашения, не служит полной заменой его (не "новирует" его). В известных случаях кредитор по В. все еще может вернуться к первоначальной сделке и предъявить требование по ней. Принимая В., кредитор лишь отсрочивает исполнение по своему первоначальному требованию и обязуется сначала сделать попытку осуществить его при посредстве В. Цель выдачи В. для должника - получение кредита. Кредитор же берет В. из желания обеспечить свое требование путем окончательного и формального установления его в В. лучше, чем то возможно средствами общего права (письмами, торговыми книгами), а затем, чтобы получить возможность немедленно, еще до истечения срока, на который он оказывает кредит, самому использовать это требование для усиления своего кредита. Этой последней цели кредитор достигает тем, что учитывает полученный им "покупательский" В., т. е. продает его, с учетом установившихся в данное время процентов, другому лицу, всего чаще банку. Иногда последнее, в свою очередь, переучитывает его у третьего лица. Эта операция называется дисконтом. Передавая В., учитывающий его ставит на нем свою передаточную надпись и в силу этого становится дополнительным ответственным лицом по В. Последний держатель В. требует в срок платежа по нему, а в случае неплатежа со стороны векселедателя, он взыскивает сумму долга по обороту с надписателей. Благодаря этой комбинации продавец товара, фабрикант, получает возможность оказывать кредит даже тогда, когда он сам нуждается в нем. С народно-хозяйственной точки зрения подобные кредитные операции полезны, кроме того, еще потому, что ставят всю массу покупателей под бдительный контроль со стороны органов банков, занимающихся дисконтом В. (учетных комитетов), которые проверяют кредитоспособность и аккуратность векселедателей и косвенно побуждают их к более исправному соблюдению своих обязательств. Когда векселедержатель не хочет или не может учесть получен. им В., он часто все еще может заложить их, хотя бы в части номинальной суммы. Залог В., с обязательством для самого векселедержателя выкупить его до срока, облекаемый у нас обыкновенно в форму т. наз. "реверсной сделки" (по реверсу - дополнительному обязательству о выкупе), также нередко служит обеспечением при открытии банком кредита. Наконец, иногда В. прямо выдаются в качестве "обеспечительных", т. е. на случай возникновения долга в будущем. Так, участники многочисленных и у нас синдикатов выдают В. на имя своих центральных организаций ("обществ продажи") с тем, чтобы по ним можно было взыскать неустойку, условленную на случай неисполнения контрагентом условий вступления в синдикат.

В., как орудием кредита, нередко злоупотребляют. Не говоря о прямой подделке подписей и о других видах подлога, не представляющих больших особенностей по отношению к В., злоупотреблении состоят преимущественно в выдаче фиктивных В. Таким является, в тесном смысле термина, В., в котором значатся лица несуществующие. Они выдаются с целью ввести в обман дисконтирующее В. лицо, заставить его предположить наличность еще других ответственных по В. лиц, Чаще встречаются В., на которых подписи не вымышлены, но которые фиктивны с экономической точки зрения, - т. наз. дружеские, бронзовые или дутые В.: они основаны не на действительно совершенных между участниками сделках (займе, купле-продаже), а выдаются для других целей, напр. для искусственного увеличения долгов и сокрытия этим путем имущества от действительных кредиторов и т. п. При наличности особых условий выдача их наказуема.

Средством расплаты в строгом смысле термина, т. е. для погашения обязательств, путем взаимного зачета их, переводные В. служат преимущественно и в международном обмене. К пересылке - ремиттированию - В. кредитоспособных трассатов, большею частью известных банков, прибегают для избегания дорогой и непроизводительной пересылки звонкой монеты. Схема отношений следующая:


Сахарозаводчик В. в Магдебурге продал сахар колониальному торговцу А. в Лондоне и может потребовать от него 500 фунтов, т. е. он может, согласно обычаю, в форме переводного В. поручить ему уплатить эту сумму какому-либо третьему лицу. С. в Бремене купил у D. в Ливерпуле несколько кип хлопка за 500 фунтов. Следовательно С. мог бы купить у В. заготовленный им переводный В. на А., ремиттировать его, послать со своей надписью своему кредитору D. и предоставить последнему получить 500 ф. в Англии же. Ни из Германии в Англию, ни наоборот, денег не пришлось бы пересылать. Эта простая схема осложняется, помимо того, что участники предположенной операции могут не знать друг о друге, еще тем, что обыкновенно встречные В. не будут совпадать по сумме или по сроку. Поэтому цепь между ними сомкнётся только, если как в Англии, так и в Германии окажутся посредники, которые дадут возможность встретиться соответствующим В. и скомбинируют их так, чтобы намеченную цель, взаимное погашение их, действительно удалось достичь в отдельных конкретных случаях. Такими посредниками являются биржа и банки, куда, как в общие резервуары, стекаются В. и откуда они снова целесообразно распределяются. Для международного оборота даже таких местных резервуаров оказывается еще недостаточно. На мировом вексельном рынке Англия заняла положение как бы всеобщего посредника. Посредством В. на Англию оказывается всего удобнее производить расчеты, напр. между Германией и Норвегией, даже между Сев. Америкой и Китаем.

Благодаря оживленному обмену массою В., в главных торговых центрах устанавливается определенная расценка иностранных В. (девиз), которую называют вексельным курсом. Этот курс устанавливается и отменяется под влиянием ряда причин. Кроме общего состояния денежной валюты каждой страны, главным основанием для колебания вексельного курса служит отношение между спросом и предложением В. на определенную страну. Между долгами и требованиями двух стран редко наблюдается равновесие. В зависимости от того, которая из двух стран вынуждена больше посылать В., последние будут продаваться несколько ниже или несколько выше их номинальной стоимости, дисконтированной к данному моменту. Впрочем, отклонения от номинальной цены, от т. наз. курса al pari, не могут быть особенно значительными; они не будут выше той суммы, которая необходима на пересылку денег из одной страны в другую, с присоединением к ней расходов на упаковку и страхование, а также потери от того, что деньги во время пересылки не приносят процентов, и потери от размена их на валюту места назначения. Если уклонения вексельного курса будут заметно выше этой суммы, то заинтересованные лица предпочтут послать звонкую монету. Этому, по возможности, однако, противодействуют крупные местные банки (напр. выдавая для вывоза только потертую монету) и тем еще несколько повышают возможные уклонения вексельного курса. Затем, на последний влияет величина дисконта, т. е. более или менее высоких процентов, из которых производится учет В., если последние срочные. Такое влияние оказывает, конечно, высота учета в той стране, где В. подлежат оплате (где тратта подлежит акцепту).

Как вообще цена, зависящая преимущественно от отношения между спросом и предложением, вексельный курс сам имеет влияние на обмен, и как бы сам создает корректив против слишком резких уклонений его в ту или другую сторону, тяготея к восстановлению равновесия между спросом и предложением. Но этой естественной тенденции недостаточно, и поэтому принимается ряд искусственных мер в виде особых приемов спекуляции и специальной политики руководящих банковых учреждений. К первым относится т. наз. арбитраж (см.), спекуляционная деятельность, которая из различия состояния курса на разных рынках извлекает выгоду, покупая В. по более дешевой цене в одном месте и продавая их в то же время по более дорогой цене в другом месте. - Банки оказывают влияние на вексельный курс, изменяя уровень дисконта. Если где-либо уровень дисконта будет повышен, то спрос на В. на эту страну увеличится, т. к. покупка их по повышенному дисконту выгодна: она равносильна временному помещению денег по высоким процентам. Но, само собою разумеется, подобные искусственные меры влияют на улучшение курса только при временном нарушении равновесия между привозом и вывозом, между спросом и предложением В. Если перевес долгов над требованиями страны окажется хроническим, то равновесия не удастся установить.

Размеры вексельного оборота отдельных стран трудно установить. В частности в России даже количество потребленных вексельных бланков не дает точных результатов, т. к. на этих бланках пишутся и другие сделки, подлежащие одинаковому с В. гербовому сбору. Относительное значение вексельного оборота в разных странах можно оценить, сравнивая суммы В., дисконтированных центральными банковыми учреждениями. В 1905 г., напр., германский имперский банк дисконтировал В. на сумму 9.176 миллионов марок, a Banque de France - на 10.968 миллионов франков.

Литература. Шершеневич, "Курс торгового права", изд. 4, т. III (1909); Федоров, "Вексельное право" (1906); Grünhut, "Wechselrecht", т. I и II (1897) - наиболее полное изложение; Bernstein, "Vorlesungen über das deutsche Wechselrecht" (1909) - лучшее краткое изложение. - Уст. о Векс. 1902 г. с полными комментариями издали Добровольский, Каминка, б. Нолькен, Нюренберг.

А. Вормс.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 8/Изд. 7.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1911.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"