Гранат
Ссылки
О сайте


Византийское искусство

Византийское искусство. В IV веке по Р. Хр. на всем пространстве обширной Римской империи господствовал один общий стиль. Но с начала V-го столетия в отделившейся восточной ее половине начинает складываться новая особая культура и искусство. Главным центром, где происходила наиболее энергичная в этом отношении работа, был Константинополь. Здесь, на почве древней Эллады, в преддверии Востока, с которым Византийскую империю соединяли не только торговые, но и богатые и весьма культурные азиатские провинции, в новой христианской столице, где христианские догматы получали законченное развитие, из совокупного воздействия античных, восточных и христианских элементов создалось своеобразное В. и., наиболее оригинальное в архитектуре и живописи, менее - в скульптуре. В то время, как западная половина Римской империи, истощенная нашествиями германцев, с каждым десятилетием V-го века ослабевала и в VI веке была наводнена варварами, восточная половина Римской империи, менее пострадавшая от вторжения варваров, сохраняя античную цивилизацию в значительной чистоте, жила полною жизнью и проявляла стремления к творчеству. Византийские архитекторы не довольствовались применением уже принятой на Западе для христианского богослужения базиликою; они пробовали ее усовершенствовать и поставили себе задачу создания новой художественной формы христианского храма, покрытого куполом. Купол был известен, как в Риме, так и на Востоке. Но покрывали им обыкновенно круглое основание. Если же основание было четырехугольное или многоугольное, то не умели создать органической связи между ним и куполом. Органическое и гармоническое соединение купола с многоугольным основанием путем применения пандантив, или парусов, было крупною заслугою византийского зодчества. Первые удачные попытки разрешения этой трудной задачи были сделаны в некоторых храмах византийской Равенны (в V и в VI в.), более крупный шаг вперед виден в церкви ев. Сергия и Вакха в Константинополе (VI в.), и блестящее завершение всех предшествовавших опытов представляет построенная в 532-37 г. св. София Константинопольская, где громадный купол красиво вырос над четырехугольным основанием. Творцами последнего храма были талантливые зодчие Исидор и Анфимий. Оба они пришли в Константинополь из азиатских провинций империи, где в IV и V вв. архитектура развивалась с наибольшей оригинальностью. Эти два строителя сумели гармонично сочетать элементы восточного, античного и христианского происхождения, и на их основании создан оригинальный тип христианского центрально-купольного храма, величественного и поместительного, который навсегда остался любимым типом в восточной половине империи. С VI века и до конца XII почти все церкви на Востоке возводились с греческим равноконечным крестом в плане и с куполом в центре. Ни чем не поражая снаружи, византийские церкви этого периода сосредоточивали все богатые украшения внутри. Хоры, идущие над боковыми частями храма, поддерживались богатыми колоннами с своеобразными капителями в форме усеченной четырехгранной пирамиды с тонким орнаментом, подвергнувшимся восточной стилизации. Все стены богатых храмов были покрыты мрамором и громадными мозаичными картинами, изображавшими Христа, Богоматерь, апостолов и святых. Из таких мозаичных произведений до нас не дошло образцов. О характере их и вообще византийской живописи этого времени можно судить только по миниатюрам. Как в архитектуре, так и в живописи этого периода нельзя не заметить тесной связи с античным искусством. В византийских рукописях видна та же символика и аллегория, грация движений и красота форм, широта исполнения и техники, какие встречаются в произведениях древнеримской живописи. Это ясно показывают миниатюры в рукописях Бытия, Диоскаридов, в Россанском Евангелии. Но наряду с античной традицией выделяются здесь и следы новой жизни, свежесть настроений этического характера, источник которого можно найти в развившемся в IV и V веках греческом романе и повести. Тот же античный элемент виден и в скульптуре. Но этот род искусства не пользовался в Византии особенной популярностью и служил почти исключительно целям светским и, главным образом, в рельефе. В таком положении скульптуры сказалась идущая от иудейства и с Востока боязнь идолопоклонства. Эта восточная струя еще сильнее выступила и оказала влияние на направление искусства в VIII-X веках, когда византийский престол последовательно занимали две восточные династии. Это восточное влияние резко столкнулось с эллинско-православным течением и нашло себе ясное выражение в иконоборстве. Во время преобладания партии, преследовавшей иконы, искусство было направлено в родственную исламу декоративную сторону. Так как в церквах религиозная живопись была запрещена, то много памятников религиозной живописи было уничтожено, а светское искусство, служившее ранее дворцу, проникло в церковь и заполнило ее орнаментом на тех местах, которые ранее были заняты мозаичными и другими изображениями религиозного содержания. Художник, лишенный возможности изображать на стенах храма святых, ушел в миниатюру, и ей особенно предались монахи. То же орнаментальное направление приняла и скульптура, развившая резьбу по слоновой кости, и архитектура, поставившая на место конструктивной мысли стремление к профилировке и живописным эффектам. В связи с орнаментальным направлением выдвинулась в ЭТОТ период эмаль, ювелирное искусство, выделка роскошных тканей. Но над этим вторгнувшимся восточным настроением в половине IX в. одержали победу представители православного христианства и эллинства, принадлежавшие к лучшей части византийского общества. Победа эта сопровождалась подъемом в политической, общественной и духовной жизни империи, которым отмечена вся эпоха македонской династии (867-1057). Расцвели в это время константинопольские и афинские школы, возродилась ученая литература, поэзия и искусство, возродился античный дух. В эпических произведениях наряду с религиозными картинами стали появляться сцены из древней истории и мифологии. То же наблюдается и в живописи. Монументальные произведения, нашедшие себе снова доступ в храмы, отразили ясно это обращение к античной традиции. Создавшиеся в это время блестящие мозаики св. Софии в Константинополе (напр., Христос на троне), в Вифлееме, Салониках, Киеве, Палермо, Венеции, полны гармонии и не чужды античного изящества. Такой же характер, в значительной степени античный, носят и многие миниатюры IX-X веков. Самые высокие произведения этого рода - Псалтирь Национ. парижск. библ., Проповеди Григория Назианзск. в рукописи конца IX века, которые близко стоят к античному искусству как по технике в наложении красок, так и по композиции и трактовке. Более однообразна группа рукописей IX-X веков, вышедшая из монастырских келий. В них простой рассказ сменился поучением, догматический и аскетический дух выступил с значительной силой. Из этого течения выросла и под его влиянием сложилась иконописная школа Афона. Пластика в этот период тоже обнаружила жизнь в отведенных ей скромных пределах. Она также сильно увлекалась антиками, и в некоторых произведениях, проникшись ими, удачно передала их красоту. Богоматерь на троне - на диптихе Бастарда - один из лучших дошедших до нас образцов пластики этой эпохи и всей византийской пластики. То же бодрое движение после долгого перерыва обнаружило и церковное зодчество. Твердо держась купольного типа, оно развивало его, заботясь о меньшей тяжести и большей изящности наружной; для достижения этого оно подняло купол на цилиндрический тамбур и ввело украшение наружных стен цветным камнем. В этом поздневизантийском стиле возведена большая часть церквей Константинополя. Самая характерная из них Теотокос, построенная в IX веке. Менее движения было в светском зодчестве, где развивался только один элемент декоративный. После сильного подъема в VIII-X веках В. и. к концу XI века стало обнаруживать признаки падения. Крестоносцы, явившиеся с Запада, не только не оказали на него подкрепляющего влияния, но, наоборот, нанесли ему несколько тяжких ударов. В 1204 г. Константинополь был взят, церкви Апостолов и св. Софии были разграблены, многие статуи были перелиты в монеты. После полувекового господства латинян восстановленная в 1261 г. империя, при полной дезорганизации и постоянной опасности со стороны турок, влачила жалкое существование, медленно, в агонии умирала. Вместе с тем падало и искусство все ниже, художественная фантазия иссякала, чувство красоты ослабевало. Это падение ясно показывают миниатюры ХIII-XV веков. С каждым поколением в них исчезает пластичность, фигуры вытягиваются, лица делаются все более аскетическими и суровыми; все, что прежде жило и двигалось, как двигалась жизнь, теперь цепенеет и теряет жизненность. Античный вкус исчезает, сильнее выдвигается на первый план строгая богословская тенденция. Последний удар этому ослабевшему искусству наносит взятие Константинополя турками в 1453 г. После падения Константинополя центром пережившего империю истощенного искусства сделались афонские монастыри. Там оно, обреченное на постоянное воспроизведение одних и тех же твердо установленных церковной традицией сюжетов и типов, продолжает жить и поныне, не проявляя ни живого творчества, ни движения вперед, в новейших созданиях повторяя старинные произведения лучшего прошлого. - Это своеобразное искусство, пережившее в течение средних веков периоды развития и ослабления, возрождения и упадка, имеет право на видное место в истории. В сложном взаимодействии восточных, античных и христианских элементов оно выработало своеобразный склад, обнаружило творческую художественную способность, главным образом в религиозной сфере, в области архитектуры и живописи. Византийская империя в эпоху глубокого варварства долее и чище, чем кто-либо другой, хранила наследие античного искусства и, когда славянские и германские народы пришли с нею в соприкосновение, она передала им часть наследия и часть того, что она сама выработала в течение долгих веков своего существования. Как Запад, так и Восток обязаны В. и. многим. Западу оно дало много художественных знаний и техники, Востоку - кроме того, начала искусства. Художественная жизнь Руси, многих славянских земель, Грузии и Армении получила свое происхождение от В. и. и долго шла под его руководством. - См. Bayet, "L'art byzantin" (рус. пер., 1888, изд. "Вестника изящных искусств"); Kondakoff, "Histoire de l'art byzantine" (1886-9); Кондаков, Н., "История византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей" (1876); Кондаков, "Византийские церкви и памятники Константинополя" (Труды VI археол. съезда, т. III, 1887); Salzenberg, "Altchristliche Baudenkmäler Constantinopols von V bis XII Jahrhundert" (1854); Unger, "Quellen der byzantinischen Kunstgeschichte" (1878); Labarte, "Le palais imperial de Constantinople" (1861); Звенигородский, "История и памятники византийской эмали"; Brockhaus, "Die Kunst in den Athos-Klostern" (1891); Strzygowski, "Die Byzantinische Kunst" (Byzantinische Zeitschrift, I.1890); Тарасов, Н., "Византийское искусство" (Книга для чтения по истории средних веков под ред. проф. Виноградова, т. II, 1906 г.). Редин, Е., "Мозаики равеннских церквей" (1896); Ghoisi, A. "L'art de batir chez les Byzantins" (1882). Schultz, R. и Barnsley, "The monastery of S. Luke of Stiris in Phocis" (1901).

Н. Тарасов.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 10/Изд. 7.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1912.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"