Гранат
Ссылки
О сайте


Владимир

Владимир, имя многих великих и удельных князей XI-XIII вв., позднее уступающее свое место конкурирующему с ним имени "Василий", но в виде пережитка встречающееся и в XVI в. в Москве. Наиболее замечательные из них:

1. В. (Василий) Святославич Святой (980-1015), политическое значение которого заключается в подведении культурного фундамента под здание, воздвигнутое предшествовавшими ему князьями - насильниками. В Новгороде князем В. был посажен отцом в 970 т. После убийства Олега Ярополком бежал за море, но вскоре вернулся с варягами, пошел на Ярополка и дорогой овладел Полоцком. Потом при помощи изменника Блуда овладел Киевом и убил Ярополка. Вокняжась в Киеве, В. начал ставить идолов, как представитель варяжской языческой партии, глава которой, Добрыня, был братом Владимировой матери. Ведь недовольство этой партии Ярополком, который, будучи воспитанником Ольги, в своем правлении опирался гл. обр. на византийско-христианскую партию, и возвело В. на престол. Начальные годы княжения В. прошли в военных походах в интересах партии, посадившей его на престол: он покорил снова радимичей, ходил на камских болгар и победил ятвягов. Попутно этими походами укреплялась расшатанная междоусобицами киевская государственность. Только, в противоположность отцу, В. уделил особое внимание не восточным, а западным границам государства, расширив их на северо-западе до границы пруссов, а на юго-западе почти до Кракова, причем здесь развилась борьба за политическое влияние в Галиции с Польшей, во главе которой стал талантливый князь Болеслав; но при В. перевес был, очевидно, на стороне Руси. Во вторую же половину правления В., занятый внутренней работой, обращал менее внимания на внешнюю экстенсивную политику, предоставив ее сыновьям, и невнимание к востоку повело за собою, как известно, заселение степи кочевниками, начавшееся уже при В. Вообще, при В. было закончено внешнее объединение русских племен одной династией, так как В. не только привел в зависимость от себя земли, входившие прежде в состав русского государства, но и поставил их в более тесную связь с Киевом, посадив во всех главнейших и наиболее угрожаемых пунктах многочисленных своих сыновей вместо местных князей. Но созданному внешней силой и не имевшему внутренней связи, кроме династии и экономических интересов торгово-военного класса, госуд. зданию надо было дать еще новые устои культурного и морального характера. Эту потребность нельзя было удовлетворить примитивными местными силами и средствами. Нужны были для этого помощь и пример извне. Предание об испытании вер, занесенное в летопись, и отражает в себе борьбу разных внешних культурно - экономических влияний в деле реформирования госуд. и обществ. уклада Киевской Руси на новых культурно - моральных началах. Немцы с Римом ведь были далеки и чужды, а царство хозарское было разгромлено Святославом и в культурно-госуд. смысле не могло ничего уже дать Киевской Руси. С Византией же у нее было больше всего культурно-эконом. связей еще до В. Пленяла славян, как и других варваров, и казалась им недосягаемым образцом византийская культура и государственность. Влияло также и то, что через болгар византийская цивилизация могла проникать на Русь, пользуясь понятным для народа славянским языком ("закон судный людем"), а с Болгарией связи Киевской Руси были прочны еще при Святославе. Подобно другим варварским королям средневек. Европы, В. хотел поднять и приодеть престиж своей власти византийским ореолом. Таким образом, чем дальше, тем более убеждались В. и Добрыня в необходимости опереться и им на византийско-христианскую партию, пустившую корни в высших классах киевского общества и даже в княжеском дворце (Ольга). Для введения в Россию начал византийской культуры и государственности В. очень умело воспользовался просьбой византийского императора Василия, с братом-соправителем, помощи у него против восставшего Варды Фоки, каковую В. и дал, но под условием выдачи за него замуж сестры императоров, Анны (неясно, однако, родной, греческой, или двоюродной, болгарской царевны), и присылки ему императ. регалий, как это можно видеть из изображения В. в этих регалиях на его монетах и из позднейшей легенды о присылке этих регалий Мономаху. Крещение при этом было условием со стороны императоров, а не В., хотя, конечно, и В. понимал объединительное и просветительное значение для разрозненных народов его государства с их примитивным бытом - христианства, как религии культурной, с богатым внутренним содержанием и внешним блеском и, главное, с законченной и вполне зависимой от правительства иерархией, которая среди языческих племен только в одной княжеск. власти могла найти свою опору. Но императоры, получив помощь от В., не спешили исполнить условия договора с ним, так как русский князь в Византии не ценился высоко и выдать за него Анну считалось унижением. Тогда В. походом на крымские владения Византии, когда она опять была в очень тяжелом положении, и взятием Херсонеса (опять-таки при помощи изменника, Анастаса, - любимый прием В.) вынудил у императоров посылку Анны в Херсонес, где она и была обвенчана с В., крестившимся еще раньше, причем Херсонес был В. возвращен Византии, как "вено" за жену. С Анной пришло и духовенство, опять-таки не ясно какое, греческое или болгарское. Вероятнее, впрочем, последнее, так как первые священники должны были знать по-славянски, ибо иначе они не могли бы совершать богослужение и учить детей, которых им В. роздал в учение. По возвращении же в Киев, с помощью духовенства, участвовавшего в княжеской Думе, ходившего послами в дипломатических переговорах и мирившего враждующих князей, В. и стал насаждать в своем государстве византийскую гражданственность, причем первыми были крещены киевляне, около 989 г. и без особого сопротивления в виду преобладания здесь христианско-византийской партии. Но не так гладко шло дело там, где преобладала варяжско-языческая партия, особенно в близком к Скандинавии Новгороде, где утверждение новой религии Добрыней опиралось лишь на силу. У радимичей и вятичей, стоявших в стороне от торгового пути из варяг в греки, язычество держалось до половины XII в. В областях с финским населением, удаленных от того же пути, именно в землях Ростовской и Муромской, христианство, опять-таки, распространялось медленно. Внутренней же стороны христианства народная масса долго еще не могла усвоить, оставаясь полуязыческой по мировоззрению и привычкам. Как бы то ни было, под конец правления В., хотя бы лишь и формально, но Русь стала уже христианской, и В. удалось заложить начатки организации русской церкви и основать митрополичью и несколько епископских кафедр, на содержание которых В. назначил большие доходы. Влияние христианства сказалось в смягчении нравов, в организации благотворительности и особенно в возникновении и развитии русской письменности и просвещения (митр. Илларион). Но что касается введения в России начал византийск. государственности и гражданственности, то это, конечно, было возможно лишь настолько, насколько это соответствовало примитивному госуд. и обществ. состоянию тогдашней варварской Руси. Оно выразилось в рецепции византийского права, оставившего следы в "Русской Правде" и церковных уставах. Но перенесение к нам византийского самодержавия оказалось при В. еще невозможным, и даже попытка заменить виру смертной казнью кончилась неудачей.

2. В. (Василий) Всеволодович Мономах (р. 1053, ум. 1125), сын Всеволода Ярославича, в. кн. Киевский с 1113 г. Раньше В. сидел в Смоленске (1067-1068). В 1078-1094 гг. был и Черниговским князем, владея в то же время и Смоленском. Идеальный князь с точки зрения командовавшего тогда на Руси военно-торгового класса, почему летопись, написанная в классовом и партийном духе, и называет В. "братолюбцем, нищелюбцем и добрым страдальцем за Русскую землю". Более же подробно обрисован этот идеал князя удельно-дружинной Руси в "Поучении своим детям" самого В., по которому такой князь везде сам, не полагаясь на своих отроков, судит, сам расставляет свои полки, вечно занят, со всеми милостив, благосклонен и всегда помнить Бога. Идеал этот, очевидно, сам В. старался осуществить, чем и объясняется любовь правящих классов к нему. Но как ни идеализируют В. правящие классы, все же в нравственном отношении он был не выше своей эпохи (убиение Итлара и Китана, князей половецких в 1094 г. с нарушением данного слова и прав гостеприимства; поголовное избиение челяди и скота, при взятии Минска). Также и политика В., внешняя и внутренняя, была исключительно классовой и фамильной. Так, в интересах торгового класса по вступлении на престол В. прежде всего созвал дружину для решения вопросов о процентах и торговле (а, м. б., попутно и о закупах и холопах), назревших в виду пертурбаций, внесенных в эту область вступлением в нее при Святополке евреев, ростовщичеством своим, по летописному классовому сказанию, так озлобивших народ, что по смерти Святополка "Кияне идоша на жиды и разграбиша я". Вероятнее, впрочем, что пришлые евреи конкуренцией озлобили против себя господствующий туземный торговый класс, столь же повинный в ростовщичестве, сколько евреи, если не более. Поэтому, когда вспыхнуло народное негодование против ростовщиков и монополистов (соли, напр.), то туземные ростовщики поспешили отвести от себя это негодование на евреев, как на наиболее бесправный и беззащитный класс, причем, однако, был разграблен и двор тысяцкого Путяты. Значит, не в одних евреях было дело. Но как бы то ни было, при В. было урегулировано обязательственное право. А именно, третной рост по законодательству В. было позволено брать только два раза. Запрещено было также брать росту более 10 кун на гривну за год (т. е. 20%). Месячный рост допущен только при кратковременных займах. Установлена была и рассрочка взысканий с несостоятельного должника. При конкурсном же взыскании с несостоятельного должника кредитор, бравший много процентов, не получал ничего из капитала. Холопство за долги было отменено. Попутно ограждена личность закупов от произвола хозяев, но все же закон угрожал закупам полным рабством, если они убегут, не исполнив условий. Холопа, нанесшего побои свободному человеку, теперь не убивают, а только господин платит за него пеню. Безвинное убийство холопа и рабы теперь наказывается "продажею" (см.). В. усмирял внутренние смуты, требуя повиновения от других князей и усмиряя непослушных (Минского Глеба Всеславича, Волынского Ярослава Святополковича; наказаны были заточением и непокорные новгородские бояре). Такая политика соответствовала не только интересам торгового класса, но и фамильным интересам В., так как к концу его правления значительная часть русской земли была во владении его семьи. В Новгороде сидел сначала Мстислав, а потом сын его Всеволод, во Владимире Волынском Роман, а потом Андрей, в Переяславле сначала Святослав, а потом Ярополк, в Суздале Юрий, в Смоленске Святослав, а потом Вячеслав. Только по-прежнему это объединение Руси было чисто внешним, а потому и непрочным. В интересах же господствующих военно-торговых классов (военная добыча, гл. обр. челядь, и расширение и обеспечение рынков) были походы В. на половцев, Мстислава на чудь, Юрия на камских болгар, Андрея на Польшу, Всеволода Мстиславича на ямь. И из этих походов самые замечательные были походы В. на половцев, хотя и В. случалось быть биту ими (напр., при Стугне в 1093 г., где утонул брат его Ростислав). Он прославился энергичной и успешной борьбой с ними еще в то время, когда сидел в Переяславле. За это время он имел более десяти столкновений с половцами, отражая их нападения, или выступая против них в степь (битвы при Сутене 1103 г., под Лубнами 1107 г., при Дигее и Сольнице 1111 г. и т. д.). В. же удалось три раза организовать союзы князей для больших и успешных походов на половцев (съезды в Любече в 1097 г. и в Долобске в 1103 г.). Самым же замечательным по углублению русских в половецкие степи был поход 1111 г. В результате, во время вел. княжения В. половцы не смели нападать на русские владения. Хотя владения В. были меньше отцовских, причем наиболее чувствительна была утрата Черниговщины в 1094 г., но власть В. была более прочна, так как при нем была сломлена сила половцев, у которых искали помощи обезземеленные претенденты (изгои). В. пользовался, как Киевский князь, большим влиянием, держал в повиновении прочих князей и сумел передать Киев после себя непосредственно старшему сыну своему Мстиславу.

3. В. Андреевич, кн. Старицкий (с 1540 г.), двоюр. брат Ивана Грозного, род. в 1533. Отношения его с Грозным сначала были очень хорошие, и В. не раз участвовал в походах против крымских и казанских татар и Литвы. Но отказ В. присягнуть Дмитрию в 1553 г. испортил эти отношения, хотя, по-видимому, все осталось по старому, и Грозный по записи 1554 г. даже назначил В. опекуном своего сына Ивана. В 1556 г. царь дал В. Дмитров, Боровск и Звенигород в обмен на его Старицкий удел. Но в 1563 г. на В. внезапно была наложена опала, и после неудачной попытки бежать в Литву и торжественной встречи В. в Костроме по дороге в Астрахань был в 1569 г. казнен вместе с женою и сыновьями.

4. В. Андреевич Храбрый, кн. Серпуховско-Боровской (р. 1353, ум. 1410), двоюродный брат Дмитрия Донского. Участвовал рука об руку с Дмитрием в столкновениях его с князьями Суздальскими, Галицкими и Тверскими, с Новгородом, литовцами и с ливонскими рыцарями. Успех Куликовской битвы 1380 г. объясняется, гл. обр., удачными действиями засадного полка, бывшего под начальством В. и воеводы Волынцы. В 1382 г. В. разбил татар при Волоколамске и тем вынудил Тохтамыша к отступлению. В 1408 г. защищал Москву от Эдигея.

5. В. (Владимирко) Володаревич (ум. 1152), кн. Звенигородский после смерти отца своего Володаря Ростиславича (1124), а с 1129 г. Перемышльский. Когда умерли Теребовльские Ростиславовичи (1144), то В. соединил всю Галицкую землю в своих руках, еще раньше изгнавши Ивана Берладника Ростиславовича, и перенес стол свой в Галич. Это был князь коварный, умевший, где нужно, действовать хитростью, притворством. Вся жизнь В. прошла в стремлении не допустить усиления Волынских князей. Страна его богатела, ибо В. умел достигать цели, не прибегая к войне, и неприятель редко входил в Галицкую землю, а половцы и совсем не проникали туда.

6. В. Давидович, старший сын Давида Святославовича Черниговского. Всеволод Ольгович поступился ему, с братом Изяславом, Черниговом в 1139 г., затем в 1142 г. дал ему Вщиж с городами. Участвовал в борьбе Ольговичей с Мономаховичами, становясь тона ту, то на другую сторону, был с Юрием Долгоруким при взятии Киева и пал в битве при реке Руте в 1151 г.

7. В. (Петр) Игоревич, (ум. 1212), сын Игоря Святославовича, кн. Северский и Путивльский, замечателен битвами с половцами (с 1183 г.), к которым он и попал в плен в 1185 г. В плену женился на дочери Кончака. Вернулся из плена в 1187 г. Вместе с братьями Святославом и Романом В. после 1205 г. пытался усесться в земле Галицкой и Волынской, но безуспешно.

8. В. Мстиславич, кн. Дорогобужский на Волыни (р. 1132, ум. 1174). Во время усобиц, последовавших за кончиной Всеволода Ольговича, стоял на стороне брата своего Изяслава, причем пользовался помощью венгров. После же его смерти в 1154 г. деятельность В. направлялась сообразно с частыми переменами князей на Киевск. столе. С 1173 г. кн. киевский против воли Андрея Боголюбского.

9. В. Ольгердович, сын тверской княжны Ульяны. В 1377 г. получил от отца Киев. Вслед за Корибутом В. в 1392 г. отказал Витовту в "покоре" и не пошел с ним против Федора Кориатовича, кн. Подольского, отдавшегося в подданство Венгерского короля. Но, когда Витовт взял Житомир и Овруч, В. приехал к Витовту и покорился ему. Витовт оставил его пока в Киеве, но в 1395 г. вывел в Копыль на правах своего вассала. В конце концов В., не выдержав подневольного положения, бежал в Москву.

11. В. (Дмитрий) Рюрикович, сын Рюрика (Василия) Ростиславича, кн. Смоленский, р. 1187, участвовал в усобицах Ольговичей с Мономаховичами из-за Галича. После победы над венграми и ляхами под Галичем в 1218 г. Мстиславом Удалым был посажен в Киеве. В 1224 г. с черниговцами и смолянами участвовал в битве при Калке. В 1234 г. побывал в плену у половцев. В 1235 г. выгнан Юрием из Киева.

12. В. Ярославич, кн. Галицкий, сын Ярослава Осмомысла от Ольги Юрьевны Долгорукой, р. в 1151 г., был посажен боярами по смерти отца в Галиче (в 1187 г.), вопреки его завещанью, отдававшему Галич Олегу, сыну Настасьи. Но потом был изгнан боярами. Началась усобица, в которой приняли участие венгры. Сначала они снова посадили В. на престол в Галиче, а затем пленили его. Но В. скоро бежал из плена и с помощью Польши, а также Всеволода, в. кн. Владимирского, воротился в Галич, где и сидел до 1198 г.

13. В. Ярославич, кн. Новгородский, р. 1020, ум. 1052, сын в. кн. Ярослава I. В Новгороде с 1034 г. В 1042 г. совершил победоносный поход на Ямь. В 1043 г. ходил в последний и неудачный поход руссов на Грецию. 1045-1051 гг. строил Софийский собор. Через своего сына кн. Ростислава Тмутораканского предок знаменитых Ростиславичей Галицких.

С. Шумаков.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 10/Изд. 7.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1912.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"