Гранат
Ссылки
О сайте


Вред и убытки

Вред и убытки, возмещение вреда. В. называют все, что уничтожает или понижает ценность какого-либо предмета или нарушает естественное, нормальное состояние лица, причиняет ему страдания, лишает его какого-либо блага и т. д., словом все, что ухудшает положение потерпевшего. В этом широком смысле В. может быть как имуществен. ущербом (убытком в тесном смысле термина), так и нематериальным, нравственным вредом (tort moral). Однако, многие законодательства, в том числе и русское право, в виде общего правила, не принимают во внимание этого последнего, за исключением отдельных, особо оговоренных случаев (обида, обезображение лица незамужней женщины). Другие, напр., французское и английское право, хотя и не приравнивают его вполне к имущественному В., все же признают за потерпевшим право на получение удовлетворения в деньгах при наличности нравственного В. Теоретически вопрос о пределах, в которых должен приниматься в расчет этот последний, спорен. Очень часто присуждение за него потерпевшему денежного вознаграждения представляется справедливым; но оно, неизбежно, произвольно по своим размерам, т. к. нравственный В. не поддается оценке, а иногда оно превращается в наказание вредителя, не предусмотренное законом (напр., когда французский суд присуждает мужу денежную сумму с жены, оставившей его и тем нанесшей ему нравственный В.). В виду того, однако, что большей частью право считается только с имущественным В., дальнейшее изложение, поскольку не оговорено иное, касается только этого последнего.

Согласно основному началу современная хозяйственная строя - самостоятельности каждого индивидуального хозяйства - последствия наступившего В. по общему правилу несет тот, на кого обрушилось событие. Правда, лица, которым грозят некоторые типические опасности (от огня, от несчастного случая в пути и т. п.), могут ослабить тяжелые для них последствия наступления В. путем страхования, которое распределяет соответствующий риск между значительным числом заинтересованных лиц. В некоторых случаях, признаваемых особенно серьезными с точки зрения осуществления социальных задач государства, последнее даже обязывает отдельные группы лиц участвовать в страховании их от наиболее частых рисков, или само берет на себя организации страхования (т. наз. государственное страхование). Но в основе страхования все же лежит идея, что сам потерпевший, в той или иной мере, подготовляет средства для устранения последствий В. Возмещением же В. в собственном смысле термина обозначаются лишь случаи, когда обязанность к таковому всецело ложится на другой хозяйствующий субъект. Основаниями для этого переложения наступившего В. с одного лица на другое могут служить: а) договорные соглашения о возмещении В., либо неисполнение договора, или нанесение одной из договаривающихся сторон другой ущерба вопреки принятой ею на себя обязанности: первоначальн. обязательство соответственно видоизменяется тогда и превращается, полностью или отчасти, в обязат. к возмещ. В. б) Причинение другому В. таким действием, которое право признаешь деликтом (правонарушением), или при наличности таких обстоятельств, которые по своим последствиям приравниваются им к деликтам (о них см. ниже). В таких случаях вновь возникает самостоятельное обязательство, направленное на возмещение В. Эта вторая группа оснований к возмещению В. представляет наибольший практический и теоретический интерес, и на ней преимущественно следуешь остановиться.

Основным, наиболее общим условием для возникновения самостоятельной обязанности к возмещению В. является его неправомерность. В виде общего правила недостаточно, чтобы действие одного повлекло за собою В. для другого. В известных, при том очень широких, пределах современное право считает причинение В. другому законным и допустимым, в частности поскольку В. вытекает из осуществления вредителем своего права: напр., сосед роет колодец на своем участке и лишает меня воды или, открыв у себя торговлю, успешно конкурирует со мной и лишает меня обычного дохода. Но если сосед прибегнет при этом к т. наз. "недозволенным приемам конкуренции" (concurrence déloyale, unlauterer Wettbewerb), т. е. поступит неправомерно, нарушит норму права, то, согласно ряду иностранных законодательств, потерпевший может взыскивать причиненные ему этими приемами убытки. Отсюда вытекает, что, когда, в силу особых условий, исключается неправомерность какого-либо действия, то вместе с тем отпадает и обязанность к возмещению причиненного им В. (т. X, ч. 1, ст. 684). Таковы случаи причинения В. в состоянии крайней необходимости, напр., когда кто-либо убивает напавшее на него чужое животное, или случаи дозволенной самообороны против человека, наконец, случаи законного согласия потерпевшая (бесполезная операция, хотя и произведенная lege artis). - Лишь в виде исключения современное право принципиально отказывается от признака неправомерности, как условия для возникновения обязанности к возмещению В., напр., когда оно устанавл. ответственность за профессиональный риск (см. ниже).

Необходимо, далее, чтобы В., подлежащий возмещению, быль последствием события, которое может быть вменено вредителю, говоря иначе, чтобы между этим событием и В. существовала причинная связь. Этот технический термин заимствован юриспруденцией из учений теории познания и логики, но он получил в ней своеобразное, более узкое значение. Для признания наличности причинной связи, в виде общего правила, недостаточно, чтобы событие вообще входило в состав всей совокупности условий, содействовавших наступлению В., а необходимо, чтобы оно повысило вероятность наступления его, чтобы В. представлялся нормальным, адекватным последствием события. В этом смысле следует истолковать также выражение ст. 644 Зак. Гр. - "непосредственно причиненные деянием В. и убытки". Т. к. понятие причинной связи в этом смысле чисто-юридическое, то закон нередко то суживает, то расширяет его в отдельных случаях. Так, согласно ст. 657 Зак. Гр., лицами, понесшими вред в юридическом смысле термина в случае лишения кого-либо жизни, признаются только некоторые, ближайшие родственники убитого (родители, жена, дети), хотя бы на деле благодаря его смерти лишились поддержки и другие лица, напр., сестра. Напротив, ст. 645 вменяет лицу, совершившему преступление, и "более отдаленные", т. е. неадекватные последствия его, если только убытки причинены умышленно.

По началам культурных законодательств, однако, наличности такой причинной связи между действием и нанесенным В. во всяком случае еще недостаточно для того, чтобы породить обязанность к возмещению В. Такого чисто объективного вменения, как выражаются юристы, вопреки довольно распространенному мнению, ныне не существует. Необходимо, чтобы к наличности причинной связи присоединился еще какой-либо другой момент, способный согласно закону обосновать ответственность. Это второе, т. наз. субъективное условие вменения В. различными законодательствами определяется различно и подчас с трудом поддается обобщению. Можно различать две группы субъективных условий. Первую составляют случаи, когда налицо вина вредителя. Они решительно преобладали в римском праве и долго заслоняли собой все остальные случаи даже в современной теории, хотя ныне число этих оснований еще значительно возросло сравнительно с римским правом. "Не В., а вина обязывает к возмещению убытков", говорил Иеринг. Бесспорно, однако, что и поныне вина остается главным, так сказать, нормальным условием вменения В. Это вполне оправдывается общественно-воспитательным значением этого начала: оно заставляет каждого напрягать свои силы и внимание в сознании, что лицо невиновное не будет привлечено к ответу, хотя бы его действия случайно причинили В. другому. Русское право в принципе также требует наличности вины; но это начало выражено в нем довольно неудачно (ст. 647 и 684) и даже оспаривается некоторыми авторами, напр., Победоносцевым. Наше законодательство различает, при этом, случаи наказуемого преступления или проступка (уголовной неправды) и ненаказуемого деликта (гражданской неправды). Однако, это разграничение в данном случае имеешь второстепенное значение: главное отличие сводится к тому, что в первом случае закон допускает также ответственность за "более отдаленные убытки", если В. причинен с намерением. Вина состоишь либо в умысле, когда сознательно совершается неправомерное действие, либо в неосторожности или небрежности, когда действие характеризируется двумя признаками: отсутствием при его совершении необходимая напряжении воли - сил и внимания и, затем, отсутствием необходимых для его совершения знаний и навыков. Поэтому тот, кто взялся за дело без соответствующей ему специальной подготовки и причинил при этом В. другому, виновен и отвечаешь за В., как бы старательно он ни действовала Мерилом при оценке этих требований являются частью положительные указания закона или договора, частью установившиеся в обороте, типичные для каждого рода деятельности, нормы. В виду этого упущение действия также может служить основанием для ответственности, если была налицо обязанность совершить это действие.

Однако, уже в римском, а тем более в современном, праве существует ряд исключений из общего начала, что возмещения В. можно требовать только при наличности вины. Эти исключения довольно разнообразны; но они почти все характеризуются тем, что уже самое положение, в котором находится лицо, причиняющее вред, или род его деятельности создают особо опасное состояние, само по себе представляющее угрозу для интересов окружающей среды. Т. к. это состояние часто неустранимо (железная дорога) или общественно-полезно (электрические проводы), то право мирится с ним, но взамен в известных, при том каждый раз различных, пределах перелагает вытекающий из него повышенный риск на тех, кто создает это опасное состояние. Последние действуют "на свой страх" и отвечают частью даже тогда, когда они субъективно невиновны. Аналогичные последствия наступают иногда в силу договора, напр., после просрочки в исполнении его. Типичным случаем ответ. в виду опасного состояния является ответственность за профессиональный риск (Betriebsgefahr), которая с конца прошлого столетия кладется в основу ответственности некоторых предприятий за лишение жизни или повреждение здоровья преимущественно рабочих. У нас это начало сознательно усвоено законом 2 июня 1903 г. о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности, а затем целым рядом позднейших законов, изданных для отдельных отраслей общественных предприятий. Но тот же, в сущности, принцип, хотя ясно не сознанный и неудачно выраженный, лежит в основе ст. 683 Зак. Гр., определяющей ответственность железных дорог за причинение смерти или повреждения в здоровья. Начало это сводится к тому, что подобные предприятия обязаны возмещать даже В., который причинен случайно (невиновно), но при эксплуатации предприятия, т. е. в связи со свойственным им специфическим, повышенным риском. В частностях ответственность различных типов предприятий и в этих пределах нормируется весьма различно. Так, железная дорога может сложить с себя ответственность, если докажешь, что В. наступил не по вине предприятия или вследствие воздействия непреодолимой силы (см.); владелец же промышленного предприятия должен для этого доказать, что причиною был злой умысел или грубая неосторожность потерпевшая и т. д. (по новому законопроекту о страх. раб. от несч. случ. - один только злой умысел). В настоящее время законодательство стремится, впрочем. заменит несовершенную во многих отношениях индивидуальную ответственность за профессиональный риск - обязательным страхованием рабочих.

С несколько большими еще ограничениями, но со включением ответственности за повреждение вещей, современное право применяет это начало переложения риска на того, кто создает особо опасное состояние, к лицам, пользующимся автомобилями (Германия, Австрия) или устраивающим вне пределов своих участков проводы для электрического тока высокого напряжения (Швейцария) и т. п. Это же начало, в сущности, издавна лежит в основе ответственности, напр., по герм. праву владельцев животных, хотя по русскому праву (ст. 688) они отвечают только, если окажутся виновными в недосмотре.

К той же группе случаев относится ответственность малолетних и сумасшедших (ст. 653, 654 и 686), т. к., будучи невменяемыми, они не могут считаться виновными в причинении В. Применение указанного начала и к ним явствует из того, что убытки взыскиваются с них только тогда, когда родители или лица, имеющие за ними надзор, не имели никаких средств предупредить нанесение ими В., т. е. когда они представляли особую опасность для окружающих. В противном случае обязанность к возмещению вреда падает на родителей или надзирающих.

Размеры, в которых возмещается В., различны в отдельных случаях. Общим правилом следует считать возмещение В. в тех пределах, в которых он стоит в адекватной причинной связи с вызвавшим его действием, т. е. в полном размере. Потерпевшему должен быть возмещен весь В., но он не должен получить ничего сверх этого, он не должен обогащаться. Вопрос решается сравнительно просто, поскольку идет речь о возмещении уже бывшей в наличности ценности (damnum emergens), напр., уничтоженной вещи; он более сложен, когда необходимо определить, что осталось недополученным благодаря действию вредителя (lucrum cessans), напр., вследствие приостановки производства. Всю совокупность В., подлежащего возмещению, принято называть интересом.

Часто его размеры особо определяются законом: либо они заранее таксируются (напр., при утрате пассажирского багажа на железной дороге - известной суммой, смотря по классу вагона), либо они понижаются, напр. до двух третей годового заработка рабочего (по зак. 2 июня 1903 г.) в случае даже полной утраты трудоспособности. Размеры вознаграждения соответственно понижаются также в тех случаях, когда одно и то же событие, которое причинило В., одновременно принесло потерпевшему некоторую выгоду. Выгода должна зачитываться в вознаграждение. Однако, наши суды применяют это начало неправильно, слишком широко, и зачитывают даже то, что получено лишь по поводу события, хотя и не в силу него самого, напр., страховые суммы. Затем, вознаграждение понижается в тех случаях, когда В.. хотя отчасти, вызван неправильными действиями самого потерпевшего, т. е. при наличности т. наз. смешанной вины (напр., потерпевший увечье по вине агентов жел. дороги шел по полотну дороги вопреки запрету: он не лишается вознаграждения, но последнее понижается по усмотрению суда).

Значительные трудности представляет, особенно по русскому праву, осуществление права требовать возмещения В. Потерпевший должен доказать не только вину вредителя (по крайней мере обыкновенно), но и наступление самого В., а также точный размер его. По большинству же других законодательств, а у нас только по закону об авторском праве, суд пользуется правом оценивать В. "по справедливому усмотрению" (зак. 20 марта 1911 г., ст. 23). Серьезным препятствием при осуществлении этого права являются также сокращенные давностные сроки, - годичный, установленный ст. 683 зак. гр. для исков к железным дорогам, и двухлетний, установленный зак. 2 июня 1903 г. (ст. 36) для исков против владельцев промышленных предприятий.

Уже из предшествовавшего изложения общего учения о возмещении В. читатель мог убедиться, что условия его разнообразны в различных случаях, и что это общее изложение могло лишь наметить главнейшие черты их. Следует добавить, что существует ряд других случаев, которые еще более уклоняются от намеченных выше начал и требовали бы специального рассмотрения. Такова, напр., ответственность железной дороги как возчика грузов, ответственность юридических лиц за свои органы и господ и верителей за слуг и поверенных (ст. 687) и т. д. Особенно значительный интерес представляют случаи, когда возникает вопрос о возмещении В. на публично-правовой основе, причиненного органами государственной власти - должностными лицами административных ведомств, судьями и т. д., наконец самим государством.

Литература но вопросам возмещения В. громадна, в полном соответствии с исключительным практическим значением их. Наиболее общими трудами являются: Sourdat, "Traité général de la responsabilite" (6 éd. 1911), преимущественно практическая характера; Randa, "Die Schadenersatzpflicht" (2 изд. 1908 г.), теоретическое изложение австрийского права; Pollock, "Law of torts" (8 изд. 1908 г.), английское право. Отдельные проблемы учения о возмещении В. в его современной постановке освещены в ряде работ Max Rümelin; в последней из них - "Schadenersatz ohne Verschulden" (1910) - указаны остальные. Основной работой по теории причинной связи является Traeger, "Der Kausalbegriff" (1904). Вопрос о профессиональном риске наиболее подробно рассмотрен у Sachet, "Traité de la legislation sur les accidents du travail" (2 тома, 5 изд., 1909 г.). Из русской литературы, кроме общих курсов (наиболее подробно у Победоносцева, т. III, и у Анненкова, т. I и IV), можно указать: Кривцов, "Общее учение об убытках" (1902), обзор ряда проблем и теорий, возникших на почве римско-германского права; Яблочков, "Влияние вины потерпевшая на размер возмещаемых ему убытков" (2 тома, 1911), при чем автор попутно касается большинства вопросов из учения о возмещении В.; Вормс, "Зачет пенсий и страховых сумм при исчислении вознаграждения за телесные повреждения" (1909); Генкин, "Справки о торговой кредитоспособности" (1911; содержит анализ условий ответственности за В.). Из комментированных изданий отдельных законов лучшие следующие: Минин и Псищев, "Законы о вознаграждении железнодорожными предприятиями за смерть и утрату работоспособности" (1910); Змирлов, "Вознаграждение за вред и убытки, причиненные железнодорожными и пароходными предприятиями" (изд. 2, 1912); Бар. Нолькен, "Законы о вознаграждении за увечье и смерть в промышленных заведениях" (1911). Возмещения В. на публично-правовой основе касается труд Лазаревского, "Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами" (1905).

А. Вормс.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 11/Изд. 7.- Москва: Т-ва 'Бр. А. и И. Гранатъ и Ко' - 1911.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"