Гранат
Ссылки
О сайте


Вымирание животных

Вымирание животных, сложное биологическое явление, происходящее от весьма различных, отчасти совершенно невыясненных причин, дающих в конечном одинаковые результаты. Чтобы разобраться в этом сложном понятии, надо прежде всего выделить те факты, которые относятся к совершенно особому явлению - к истреблению животных человеком, которое часто смешивают с В. в собственном смысле слова. Выбивание животных человеком является в настоящее время самой обычной причиной исчезновения известных видов из определенных местностей, где они могли бы вполне процветать. Многие вполне пригодные для жизни водоплавающей и голенастой дичи болота являются пустынными только потому, что дичь подвергается беспорядочному истреблению, заменяющему правильную охоту. Сибирские леса почти очищены от соболя вследствие чрезмерного его преследования. Предположенное теперь запрещение на несколько лет охоты на этого зверя несомненно восстановит его нормальное количество. Даже в густо населенных местностях прекращение истребительной охоты ведет к быстрому размножению казалось бы совсем исчезнувших зверей и птиц.

Полное исчезновение почти изо всей Западной Европы таких видов, как лось, медведь, волк, которые находятся в состоянии полного процветания и могли бы прекрасно жить во многих местах Западной Европы в сохранившихся там лесах, показывает нам вместе с приведенными выше фактами, что часто вместо вымирания надо говорить о "выбивании". Немало случаев, когда выбивание животного навсегда кладет предел его широкому распространению. Знаменитый пример представляют бизоны Сев. Америки, которые процветали до 60-х годов XIX столетия, когда они составляли стадо в несколько миллионов голов, занимавшее сплошь С.-Америк. равнину. Проведенная в 1867 жел. дорога разделила бизонов на 2 стада, из которых южное в несколько миллионов голов было истреблено в 4 года (1871-74 гг.), а северное прикончено в 1884. После этого сохранилось несколько маленьких стад под специальной охраной. Еще в доисторическое время подобная же судьба постигла европейского бизона, зубра, уцелевшего в виде двух стад - беловежского и кавказского. Третье, гатчинское стадо, отведенное от беловежского, своим успешным размножением ясно доказывает, что физиологического вымирания у зубра пока нет. Альпийский горный козел (Capra ibex L.), сохранившийся под охраной итальянского короля на Gran Paradiso (к югу от Монблана и Монте Розы), речной бобр (Castor fiber L.), сохранившийся небольшими колониями на Эльбе, Роне, Дунае, в Минской и Киевской губ. и Западной Сибири, представляют нам примеры видов, почти истребленных человеком, но о настоящем В. которых пока мы не имеем основания говорить.

Среди видов, окончательно исчезнувших с лица земли, есть такие, про которых мы наверняка знаем, что последней причиной их исчезновения было истребление человеком. Не было ли у этих видов предварительно элементов естественного В., мы не знаем. Классическим примером дочиста выбитого человеком вида считается т. наз. "морская корова" (Hydrodamalis (Rhytina) Stelleri Retz.), открытая в Беринговом море экспедицией Беринга в 1741 г. и истребленная в течение 27 лет. Ограниченность распространения вида и принадлежность его к отряду, в котором на 3 живых вида приходится 35 ископаемых, заставляет нас думать, что истреблению человеком морской коровы предшествовало биологическое вымирание этого вида. Из 174 видов птиц, совершенно исчезнувших в историческое или ближайшее к историческому время (по Ротшильду), весьма многие были истреблены человеком. При этом относительно некоторых видов ясно, что не одно преследование человеком само по себе, но и полная неприспособленность к борьбе с преследователем были причиной гибели вида. Такой неприспособленностью для ряда форм оказалась неспособность летать. Открытая в 1598 г. голландским путешественником Яковом ван Неком на о. Маврикии нелетающая птица "дронт" (Didus cucullatus L.) исчезла приблизительно через 90 лет открытия, а родственный вид, Didus solitarius Selys остр. Бурбона, погиб за время с 1735-1801 гг. Не только европейцы с их усовершенствованным оружием, но и первобытные туземцы умели начисто выбивать плохо приспособленных к борьбе за жизнь животных. Так, еще до появления европейцев в Новой Зеландии, племя маори истребило там громадных нелетающих птиц "моа" (Dinornithidae), которые не выработали себе быстрого бега, как страусы, успешно вынесшие борьбу с человеком. Беззащитные маленькие "киви" Новой Зеландии (Apteryx) исчезают не только от человека, но и от завезенных им кошек, что является хорошим примером В. животного вследствие изменения условий борьбы за жизнь в результате перемены состава фауны. Истребление животных человеком некоторые (Штейнманн) считают главной причиной исчезновения множества млекопитающих в новейшее геологическое время (послетретичное, плейстоцен), мнете чрезмерно одностороннее, если принять во внимание редкость человеческого населения в те первобытные времена. Несомненно, что в историческое время на ряду с выбиванием человек влиял на исчезновение животных и путем изменения характера местности. Распашка степи выгоняет из нее байбака (Arctomys bobac Pall.), расчистка леса - глухаря (Tetrao urogallus L.), осушка болот - водоплавающих и голенастых птиц. На сев.-западном Кавказе рубка леса и пастьба скота по горным лугам считаются причинами сокращения площади, обитаемой зубрами, а такое сокращение может вести к В. вида, который в настоящее время вполне жизнеспособен и хорошо размножается. Иногда сравнительно незначительное изменение свойств местности, даже вне деятельности человека, делает ее необитаемой для некоторых чувствительных к условиям среды видов. Таковы, напр., бекас и дупель, требующие для своего житья не просто болота, а болота вполне определенного характера, для каждого из них особого. С другой стороны, виды неприхотливые мирятся с сильными переменами в обстановке. Некоторые виды сусликов охотно идут на хлебные поля, тетерев держится по лесосекам, и т. п. Несомненно, что виды, плохо приспособляющиеся к переменам в жизненной обстановке, легче вымрут, чем легко переносящие эти перемены. Это наглядный примерь того, насколько биологический характер вида важен в вопросе о В.

Громадное количество видов животных исчезло с лица земли раньше, чем человек мог сделать над ними какие-либо наблюдения, раньше, чем сам человек появился на земле. Относительно причин и условий В. этого громадного ряда форм мы не имеем никаких достоверных данных и должны довольствоваться предположениями.

Прежде всего нужно отметить, что громадный ряд вымерших ископаемых форм не представляет собою ничего однородного по отношению к явлению В. Есть некоторые замечательные роды, которые прошли не вымерши и не изменившись через все геологические периоды. Таковы, напр., Terebratula, Rhynchonella, Crania, Lingula среди "плеченогих" (Brachiopoda), роды, появившиеся в силуре, и живущие и в современных морях. С другой стороны, есть целые громадные отряды и подотряды животного царства, вымершие и при том не оставившие после себя прямых потомков. Таковы трилобиты и аммониты. А рядом с этим мы имеем такие группы, как, напр., класс млекопитающих, где длинный генетический ряд последовательно сменявших друг друга вымерших форм непосредственно приводить нас к ныне живущей фауне. В истории млекопитающих мы видим во многих случаях, что В. было не чем иным, как уходом с жизненной арены форм, менее приспособленных к жизни, которые очистили место для более приспособленных. Изучение ископаемых млекопитающих показывает нам иной раз с поразительной ясностью, как в отдельных частях скелета, иной раз в отдельной косточке, менее совершенное сменилось более совершенным, и это несовершенство мы в праве считать причиной В. - В. Ковалевский (1873) впервые показал, что в олигоценовое и миоценовое время третичного периода вымерли все парнокопытные с несовершенно приспособленным строением ног и коренных зубов: таковы в верхнем эоцене Xiphodon, Anoplotherium, Diplopus, в олигоцене Ancodus, Anthracotherium, Entelodon. Современную однопалую лошадь (род Equus) мы выводим из непрерывного ряда вымерших, последовательно друг друга сменявших предков, начиная с эоценового пятипалого Phenacodus. Тут В. шло параллельно с усовершенствованием и специализацией организации. В млекопитающих шло не по одному и тому же масштабу и было следствием не одних и тех же причин в разные геологические периоды. В. в эоцене коснулось целых отрядов первобытных млекопитающих. В позднем эоцене и олигоцене вымирали неприспособленные семейства, что закончилось в миоцене, в котором происходило затем вымирание неприспособленных родов, это продолжалось и в плиоцене. В плейстоцене гибли как роды, так и виды (Осборн). Одной из главных причин гибели первобытных эоценовых млекоп. Осборн считает весьма малое развитие мозга (Phenacodus, Coryphodon, многие Creodontia), а между тем борьба за жизнь на высшей ее ступени, среди млекопит., требовала высокого развития умственных способностей.

Если в древнее и среднее время третичного периода можно объяснять В. плохой приспособленностью организма, то в новое третичное время (плиоцен) и особенно в послетретичное (плейстоцен) найти причины вымирания становится все труднее. Погибают формы совершенные, конечный результат длинной эволюции, как, напр., однопалые лошади Сев. Америки, тогда как развившееся параллельно им в Евразии и в Африке представители того же рода Equus процветают по сие время. Для объяснения загадочного В. рода Equus в С. Америке, равно как и целого ряда других молодых форм, приходится прибегать к различным более или менее вероятным, но бездоказательным предположениям. Так, напр., говорят о гибельном влиянии как засух, так и сильной влаги, холодных зим, о возможности возникновения бесплодия в разрозненных стадах вследствие родственного скрещивания, о гибельном влиянии перемен в характере местности (обезлесение севера Америки и Евразии в течение плейстоцена), о вымирании вследствие конкуренции с другими видами и, наконец, о вымирании от размножения вредных микроорганизмов, специально же кровяных паразитов, каковы, напр., трипанозомы, производящие повальные болезни крупных животных ("нагана" в Африке, "сурра" в Индии, "mal de caderas" в Ю. Америке). Все подобные предположения основаны на случайных наблюдениях над влиянием различных неблагоприятных условий на жизнь разных видов млекопитающих в наше время. Систематических же наблюдений над условиями В. в научной литературе пока нет, но над этим вопросом работает на беловежском зубре особая комиссия нашей Академии Наук.

В истории животной жизни на земле есть случаи еще более загадочного В., чем В. третичных и послетретичных млекопитающих. Так, напр., трилобиты, которых в 1895 г. насчитывали 1.700 видов (теперь больше), появившиеся на земле до кэмбрийского периода, в котором они оказываются уже вполне обособившейся и богатой видами группою, достигли своего наибольшего развития в нижнем силуре (более 860 видов), начали сильно сокращаться (почти на половину) уже в верхнем силуре и почти угасли в каменноугольном периоде (последний представитель - в пермских отложениях). В. их - полная загадка. Они были, очевидно, хорошо приспособлены к жизни, если имели период расцвета, распространившись при том по всему земному шару. Погибли они, оставшись на уровне неспециализированных форм, которым, казалось бы, открыта широкая дорога дальнейшей эволюции. Штейнман говорит про них, что они были построены настолько "безразлично", были настолько мало специализированы, что из них в будущем могло бы выйти "что угодно". На самом же деле из них ничего не вышло, и лишь в строении и особенно в личиночной стадии своеобразного морского членистоногого Limulus можно усматривать намеки на родство с трилобитами. Таким же загадочным, как В. трилобитов, является и угасание богатейшей группы аммонитов (см.) с окончанием мезозойской эры (в меловой период). За свое существование, начавшееся в девоне, они проявили громадную способность к эволюции, распавшись на множество видов, из которых известно более 5.000, при чем в разные геологические периоды фауна аммонитов подвергалась как бы переформировке, на место исчезнувших семейств появлялись новые. Циттель говорит о необходимости допустить на границе мелового и третичного периодов весьма крупные существенные изменения жизненных условий, чтобы объяснить угасание такой цветущей группы; но возможность таких перемен, и при том резких и быстрых, не давших организмам возможности приспособиться, на всем необъятном пространстве мирового моря, не имеет себе аналогии в явлениях современной природы. Как раз здесь уместно сказать о некоторых теоретических соображениях, которые пытаются осветить вопрос о В. с общебиологической точки зрения. Говорят об ограниченной продолжительности жизни всякого вида. Это, конечно, бесспорно, ибо вечных животных форм быть не может, но весь вопрос в том, что понимать под прекращением жизни вида: переход его в другой вид или В.? Некоторые натуралисты признают неограниченную способность организмов к приспособляемости (Геккель) и видообразованию. Другие полагают, и нам кажется это более справедливым, что есть и были организмы, утратившие способность к дальнейшей изменчивости и приспособляемости, а следовательно и к видообразованию. Такие организмы особенно легко могут подвергнуться В. без перехода в новые формы. Вся совокупность наших сведений о природе приводит нас к тому, что есть виды с весьма различной степенью устойчивости, гибкости и приспособляемости, весьма разно отвечающие на влияние одних и тех же воздействий, имеющие совершенно разную способность к дальнейшей эволюции. С этой точки зрения вымиранию должны подлежать виды: 1) потерявшие дальнейшую способность изменяться, приспособляясь к постепенно меняющимся условиям среды, и 2) захваченные быстро надвинувшимися новыми условиями существования и не имеющие достаточно гибкости, чтобы быстро переработаться или физиологически приспособиться к новым условиям существования (А. Семенов-Тяньшанский). То, что применимо к виду, применимо и к большим группам. Проживши известный срок, часть весьма большой группы может оказаться потерявшей приспособляемость и способность к дальнейшему развитию, как теряют способность к росту ветви старого дерева. Про такую группу, как и про отдельную особь, можно сказать, что она "изжила свой век" и потому должна умереть, повинуясь непреложному великому закону смерти всего живого.

Процесс В. является, между прочим, необходимым условием видообразования. Ясно обособленными видами являются лишь те, промежуточные формы между коими уже вымерли. В современной фауне это В. промежуточных форм есть обычно уже совершившийся факт и, наоборот, редки случаи, когда два ныне живущих вида связаны целым рядом еще не успевших вымереть форм, как, напр., Carabus aumonti Luc. связан с С. morbillosus F. Иногда В. сказывается в том, что целый род представлен одним видом и при том узко распространенным и неподвижным в признаках.

В общем можно сказать, что В. животных, являясь в некоторых случаях чем-то патологическим, в других случаях может быть рассматриваемо как неизбежное следствие нормального поступательного хода животной жизни на земле, а в конечном результате может повести в отдаленном будущем к полному угасанию жизни на нашей планете, как к конечной стадии ее эволюции. В близком же будущем человечеству предстоит видеть печальную картину выбивания современной фауны зверей и птиц и обеднения всего вообще животного и растительного мира под влиянием современной культуры, если не будут приняты энергичные меры к охране природы.

Литература. Ch. Deperet, "Les transformations du monde animal" (1907); R. Hoernes, "Das Aussterben der Arten u. Gattungen sowie der grösseren Gruppen des Tier-u. Pflanzenreiches". Festschrift d. k. k. Karl Franzens Univ. in Graz f. d. Studienjahr 1910-11 (1911); R. Hoernes, "Das Aussterben der Arten und Gattungen", "Biolog. Centralbl". Bd. 31, № 12 и 13; H. F. Osborn, "The Age of Mammals in Europe, Asia and North America" (1910); W. Rotschild, "Extinct Birds" (1907, роскошн. изд., цена ок. 250 p.); G. Steinmann, "Die geologischen Grundlagen der Abstammungslehre" (1908); А. Семенов-Тяньшанский, "Таксономические границы вида и его подразделений", "Зап. Имп. Акад. Наук", т. 25, № 1; E. L. Trouessart, "Catalogus Mammalium tam viventium quam fossilium" (1897) и Supplementum; K. v. Zittel, "Grundzüge der Paläontologie (Paläozoologie)" (1895).

Г. Кожевников.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 12/11-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1933.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"