Гранат
Ссылки
О сайте


Bеpa

Bеpa есть один из видов уверенности или убежденности в истине какого-нибудь положения или суждения. Эта уверенность вообще может быть или теоретической или практической, т. е. объективной или субъективной. В первом случае это знание, во втором - вера. Степени уверенности в знании м. б. весьма различны, начиная от простого мнения до достоверного объективного утверждения, но в основе всякого знания, какую бы степень достоверности оно ни имело, лежат объективные, т. е. логические и опытные основания. Вера же есть субъективное убеждение в том смысле, что оно основывается на наших чувствованиях и желаниях разного рода, которые тоже могут быть весьма различны, начиная от эгоистического страха и надежды и до высших чувствований и желаний нравственного и религиозного характера. В истории философии и религии вопрос о вере и ее отношении к знанию получал крайне различные ответы. Христианство ценит веру (религиозную) как самое высшее, и считает ее одного из основных добродетелей, наряду с надеждою (на спасение) и любовью (к Богу); эта вера выше знания и есть даже путь к нему. Соответственно этому в самом знании признается важным волевое решение и чистота помыслов, поскольку истинное знание есть дар Божий (Бл. Августин, Фома Аквинский, Дунс Скотус). Декарт и мн. английские философы (Юм, В. Гамильтон, Дж. Ст. Милль) тоже признавали участие воли в каждом познании, поскольку оно есть утверждение или отрицание, напр., вера в действительность реального предмета. В новейшее время это признание особого фактора веры в каждом суждении проводил Брентано и его последователи. Весьма замечательно положение, которое занял по отношению религиозно-нравственной веры Кант. Он ограничивает наше теоретическое познание миром явлений и потому отвергает возможность всякой метафизики, как науки, все равно будет ли это метафизика религиозная или атеистическая, утверждает ли она бытие сверх-опытного мира или отрицает. Но в этой области научно непознаваемого мы по этому самому можем делать различные допущения, по мотивам чувствований наших и желаний, не опасаясь, что между этими допущениями (верованиями) и наукой может когда-нибудь возникнуть столкновение. Эти верования, относящиеся к непознаваемому, могут быть в свою очередь или суетны и вполне субъективны или, напротив, представлять такие допущения (постулаты), которых необходимость или желательность вытекает из самого смысла нашей жизни, из сознания нравственного долга. Такая вера в виде постулатов нашего долга является вполне разумной, хотя ее объекты никогда не могут стать предметом науки и опыта. Такими нравственными постулатами Кант свободу нашей воли, бытие Бога и бессмертие души и положил тем основание чисто этического богословия. Таких же воззрений держится протестантская богословская школа Ричля. - Роль воли подчеркивает в познании Джемс и современный прагматизм (см.). См. Кант, "Критика практич. разума" и "Религия в пределах одного разума"; Hume, "Treatise on the human Nature"; Wundt, "Logik" (т. I, отд. 5); Зигварт, "Логика" т. I (р. пер., 1909); Мессер, "Введение в теорию познания", гл. 9 (р. пер., 1911); James, "Principles of Psychology", гл. 21 (1891); А. И. Введенский, "Философские очерки", вып. I (1901).

Н. Ланге.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 12/11-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1933.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"