Гранат
Ссылки
О сайте


Гаагские мирные конференции

Гаагские мирные конференции. Этим названием обозначаются две собиравшиеся в Гааге в 1899 и 1907 г. междун. К., имевшие целью регламентирование различных вопросов, касающихся права войны и нейтралитета и способов мирного разрешения междун. столкновений. Название это объясняется тем, что первая из этих К. созвана была Россией с целью междун. рассмотрения вопроса "об изыскании, путем междун. обсуждения, наиболее действительных средств обеспечить всем народам истинный и прочный мир и, прежде всего, положить предел все увеличивающемуся развитию современных вооружений... Таков ныне высший долг для всех государств" (циркулярная нота гр. Муравьева 12/VIII 98 г.). В действительности эта первоначально намеченная задача К. не только не была осуществлена, но даже отошла на задний план в работах даже первой К. и совершенно не рассматривалась на второй, но название "мирных К." тем не менее за ними сохранено. Идея, выраженная в русском циркуляре, встречена была весьма сочувственно и вызвала даже преувеличенные надежды, но лишь в незначительной части европ. печати и общественного мнения, в общем же к ее осуществимости и своевременности отнеслись скептически, а правительства великих держав, особенно германское, даже враждебно. Ответом на ноту было даже усиление военных кредитов великими державами. Тем не менее и во второй цирк. ноте русск. правительства от 30/ХII 98 г., точнее определявшей программу К., первый ее пункт предлагал державам "соглашение, определяющее на известный срок сохранение настоящего состава сухопутных и морских вооруженных сил и военных бюджетов, и предварительное изучение средств, при помощи коих могло бы в будущем осуществиться сокращение означенных военных сил и бюджетов". К. заседала с 18/V по 29/VII, но вопросу о разоружении или, вернее, о сокращении военных бюджетов, посвящено было всего два заседания - 26 и 30 июня. Здесь русскими военными делегатами внесено было предложение, чтобы правительства путем междун. соглашения обязались не увеличивать в течение 5 лет ни мирный состав своих войск, ни свои военные бюджеты, а также принять на трехлетний срок известную норму для морского бюджета. Но и в этом скромном виде предложение России не встретило надлежащей поддержки в К., и, гл. обр. вследствие возражений Германии и Австрии, она ограничилась "единогласным постановлением", гласящим, что "для роста материального и нравственного благосостояния человечества крайне желательно ограничение расходов на военное дело, которыми в настоящее время обременен мир". На второй Г. к. 1907 г. вопрос о сокращении вооружений совсем не поднимался. Другое предложение России, непосредственно направленное к ограничению применения войны для разрешения междун. несогласий и к замене, вообще, насильственных способов их разрешения способами мирными, выраженное в циркуляре 30/XII, оказалось более плодотворным, так как оно примыкало к уже и до этого практиковавшимся способам предотвращения вооруженных столкновений между государствами. Именно, Россия предлагала "принять начало применения добрых услуг, посредничества и добровольного третейского разбирательства в подходящих случаях, с целью предотвращения вооруженных между государствами столкновений; соглашение о способах применения этих средств и установление однообразной практики в их употреблении". Все эти способы применялись на практике и до Г. к., и потому соглашение по этому вопросу оказалось более легким и формулировано было в особой конвенции "о мирном решении междун. столкновении". Эта конвенция была пересмотрена и дополнена на второй К. 1907 г. Нужно, впрочем, заметить, что эта конвенция отнюдь не обязывает подписавшие ее державы обращаться к этим способам разрешения несогласий, а лишь рекомендует их применение, "насколько позволят обстоятельства", признавая это "полезным и желательным". Против обязательности их в особенности восстала Германия. Апологеты Г. к. признают, впрочем, и, пожалуй, с некоторым основанием, серьезное практическое значение и за этими постановлениями К., так как ими признана нравственная обязанность государства обращаться к мирным способам решения своих конфликтов с другими государствами предварительно обращения к оружию, при чем такое обращение не признается унижением достоинства обращающегося к ним государства, а предложение мирного посредничества третьими государствами не признается "недопустимым вмешательством". Несомненно полезным оказался уже на практике (по случаю Гулльского инцидента 1904-1905 г.) совершенно новый, установленный конвенцией институт междун. следственных комиссий, впрочем, лишь добровольно учреждаемых спорящими в случае несогласия между ними в оценке какого-либо факта, вызвавшая столкновение. Наконец, на практике обнаружилась уже польза и от официального признания К. желательности обращения государств к третейскому суду для разрешения междун. несогласий, и признания ею даже возможности обязательная обращения к такому суду хотя бы по некоторым вопросам, напр., о толковании договоров. Такое обращение к суду облегчено при том для спорящих государств учреждением т. назыв. Постоянной Палаты третейского суда в Гааге, т. е. установлением состава назначенных всеми государствами лиц, знатоков междун. права, из коих, в случае надобности, спорящие государства могут избрать судей для разрешения спора, причем К. примерно (но не обязательно) регулирован и самый порядок избрания судей и третейского разбирательства. Вследствие этого облегчена, след., и самая процедура обращения к суду и его учреждения. Вторая Г. к. проектировала учреждение сверх того Судебной третейской палаты как вполне организованная непрерывно функционирующего междун. судебного установления; но ЭТОТ проект не получил признания со стороны держав. Дополнением к этой конвенции, принятой всеми 26 державами, участвовавшими в первой К., и 44 державами, участвовавшими во второй, служит конвенция, подписанная на второй К., - об обязательном предварительном обращении к трет. суду при взыскании по договорным долговым обязательствам государства относительно подданных другого государства. - Таковы собственно работы Г. к. 1899 и 1907 г., оправдывающие присвоенное им название "мирных К". Сверх того, обе К. рассматривали и регулировали целый ряд вопросов, касающихся собственно права войны и прав нейтралитета. Так, на первой К. подписана конвенция о законах и обычаях сухопутной войны и постановлено особою конвенцией распространить на морскую войну постановления Женевской конвенции 1864 г., а тремя декларациями - воспрещение метать взрывчатые снаряды с воздушных шаров и летательных снарядов, воспрещение употреблять снаряды, имеющие единственною целью распространение удушающих или вредоносных газов и воспрещение разрывных и им подобных пуль. На второй К., кроме упом. выше двух конвенций, подписано еще 11 конвенций: об открытии военных действий (желательность предварительного объявления войны), о законах и обычаях сухопутной войны (развитое конвенции 1899 г., в основу которой легли постановления Брюссельской конвенции 1874 г., регламентировавшей способы ведения сухопутной войны), о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в сухопутной войне, о положении торговых судов неприятеля при открытии войны, о превращении торговых судов в военные, об установке и употреблении подводных мин, о бомбардировании во время морской войны, о применении к морской войне начал Женевской конвенции (развитое конвенции 1899 г.), о некот. ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне - об учрежд. междун. призового суда, и о правах и обязанностях нейтральных государств в морской войне. Впрочем, эти конвенции ратификованы не всеми участвовавшими в К. державами. В заключительном акте второй К. зарегистрировано, между прочим, единогласное постановление: "вторая К. мира подтверждает постановление, принятое К. 1899 г. относительно ограничения военного бремени, и объявляет, что в высшей степени желательно, чтобы правительства вновь подвергли серьезному изучению этот вопрос". С другой стороны, в нем, между прочим, выражено пожелание собрания третьей К. мира примерно в 1915 г. и предварительной заранее подготовки ее программы.

Ср. Meurer, "Die Haager Friedenskonferenz", 2 т., 1905-1907; Nippold, "Die Fortbildung des Verfahrens in völkerrechtl. Streitigkeiten", 1907; Merignhak, "La conférence internat. de la Paix", 1900; Fried, "Die zweite Haager Friedenskonferenz", 1908; Lémonon, "La seconde conférence de la Paix", 1908; статьи Мартенса в "Вест. Евр.", 1900, № 3; гр. Камаровского в "Рус. Мысли", 1900, № 1 и 5; В. Гессена в "Ж. М. Ю.", 1900, № 3; бар. Нольде в "Вест. Евр.", 1908, № 4. Тексты ратификованных Россией конвенций 1899 и 1907 г., см. "Собр. Узак.", 1901, ст. 18 и 1910 г., ст. 828.

В. Уляницкий.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 12/11-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1933.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"