Гранат
Ссылки
О сайте


Галлюцинации

Галлюцинации (обманы чувств мнимовосприятия) представляют собою такие восприятия, такие чувственные образы, которые возникают субъективно, независимо от внешних впечатлений, но тем не менее переносятся (проецируются) во внешний мир и наделяются таким же характером объективности и действительности, который при обыкновенных условиях принадлежит лишь чувственным образам, получающимся при непосредственном восприятии реальных впечатлений. Обыкновенно от истинных Г., которые возникают совершенно независимо от какого-либо внешнего источника раздражения и являются результатом самостоятельного возбуждения центральных чувствующих областей, отличают иллюзии, т. е. тате обманы восприятия, источником которых служит какое-либо действительное раздражение, но воспринимаемое сознанием в искаженном виде. Это отличие, вполне оправдываемое с теоретической точки зрения, на практике представляет значительные затруднения, и нередко бывает совершенно невозможно решить, имеем ли мы дело с иллюзиями или Г. По отношению к таким чувствам, как обоняние, вкус, осязание никогда нельзя с уверенностью исключить наличность какого-либо действительного раздражения, и здесь иллюзии и Г. неразличимы. Но даже и по отношению к слуху и зрению решить это не всегда бывает возможно. Мы говорим об иллюзии, если больной слышит какие-либо слова в пении птиц, шуме шагов, скрипе дверей, и о Г., если эти слова воспринимаются в полной тишине. Но трудно допустить существование абсолютной тишины; крайне редко можно бывает исключить и отсутствие всякого светового раздражения. На практике это отделение иллюзий от настоящих Г. представляется мало существенным и потому, что как те, так и другие, отличаясь своею объективною отчетливостью, представляются в сознании больных явлениями такого же реального характера, как и действительные предметы. Больным не только кажется, что они видят, слышат и осязают, но они на самом деле имеют эти восприятия, и в этом кроется громадное значение Г. для всей психической жизни. - Зрительные Г. бывают то в виде элементарных явлений - больной видит искры, огненные полосы, пятна, то в форме неясно очерченных, расплывающихся предметов, то выступают со всею яркостью и пластичностью фигуры людей, животные, святые. Иногда перед глазами являются сложные сцены в виде толпы народа, готовящейся к казни больного, картины пожара, потопа, отверстого рая, какого-либо фантастического ландшафта. В некоторых, сравнительно редких, случаях галлюцинации бывают очень малого размера (т. н. лилипутские): очень маленькие люди, животные. Чрезвычайно яркие зрительные образы наблюдаются у эпилептиков, при чем они возникают внезапно, носят в большинстве случаев устрашающий характер - пожара, нападения зверей - и соответственно этому вызывают очень бурную реакцию. Очень характерны зрительные Г. при белой горячке (см.): это обыкновенно мелкие (мыши, чертики, жучки), множественные и двигающиеся предметы; кроме того, при этой болезни характерна большая внушаемость зрительных образов, напр., на совершенно чистом листе бумаги больной видит сложные рисунки или читает несуществующие слова и фразы. Даже когда самостоятельные Г. при белой горячке уже прекращаются, они еще могут быть вызваны в первые дни при надавливании на глазные яблоки. Заслуживает большого внимания, что в некоторых случаях галлюцинаторные образы обладают как бы теми же физическими качествами, которые свойственны и реальным предметам: они бывают непроницаемы и застилают действительные предметы, являются окрашенными при рассматривании через цветные стекла, отражаются в зеркале, удваиваются при рассматривании через призму и пр. Слуховые Г. в простейшей форме являются в виде какого-либо шума, стука, звона, выстрелов, крика, музыки, пения. Наиболее же частое явление - это "голоса". Больной слышит отдельные слова, фразы, иногда длинные разговоры. Голоса эти раздаются из определенного места, с потолка или из-под иола, за стеною, иногда на значительном отдалении, или же у самого уха, далее внутри тела, напр., в голове или животе. Часто голоса отличаются различной высотой и тембром; одни говорят чуть слышно, шепотом, другие крикливы, заглушают остальные. Иногда эти голоса имеют сверхъестественный характер, заключают какие-либо откровения и приписываются Богу или святым. Но чаще содержание этих голосов неприятное, оскорбительное: брань, насмешки, угрозы. В некоторых случаях голоса разделяются: одни стараются очернить, оклеветать больного, другие, наоборот, выступают на его защиту, при чем иногда оскорбляющие голоса слышатся в одном ухе, напр., правом, а ободряющие - в другом, левом (двусторонние Г.). В связи с заболеванием среднего уха, иногда благодаря существованию пробки в слуховом проходе, голоса бывают слышны постоянно только в одном ухе (односторонние Г.); они нередко исчезают при соответствующем местном лечении. К истинным слуховым Г. относится также т. н. "двойное мышление" (см. внутренняя речь, X, 483): все, что больной думает или читает про себя, сейчас же повторяется громко вслух, или немедленно оспаривается. Это вызываете крайне тягостное убеждение, что все самые сокровенные мысли больного известны всем окружающим. - В области обоняния и вкуса преобладаете неприятное содержание: чувствуется противный запах - трупный, гари, смрада, вкус ядовитых или отвратительных веществ. Гораздо реже отмечаются какие-либо приятные запахи; во время эпидемии малеванщины больные ощущали необычайные запахи, несравнимые ни с какими ароматами на земле, и считали их за запах св. Духа. В сфере осязания Г. выражаются в различных кожных ощущениях - в виде прикосновения, ползания животных, дуновениях, электрических покалываниях, посыпании тела порошками, ощущении на нем паутины и пр. Описывают также Г. мышечного чувства (больные чувствуют, что какое-либо стороннее влияние заставляет их производить те или другие движения, вызываете искусственное сокращение или напряжете в различных частях тела) и общего чувства, заставляющие больных говорить об электрических или магнитных токах, которые проходят через их тело, о вселении в них какого-нибудь животного или нечистой силы, о необычайной легкости тела, внушающей мысли о летании, отделении от земли, или об искусственном возбуждении их сладострастия и совершения с ними помимо их воли полового сношения. Но все эти явления относятся не к Г. в тесном смысле, а скорее к ложным, бредовым толкованиям различных ощущений, возникающих иногда благодаря какому-либо действительному болезненному раздражению.

От истинных Г., которые совершенно равнозначущи с объективными, реальными восприятиями, отличают психические Г., или псевдогаллюцинации (по В. X. Кандинскому), которые не имеют этого характера реальности, объективности. Человек видит какой-нибудь предмет, но не так, как он видит реальные предметы, а лишь в своей голове, видит умственным оком; или слышите что-нибудь, но настоящего звука, долетающего до уха, нет; он слышите мысленно, "внутреннее голоса", мысленные разговоры. От субъективных образов фантазии или воспоминания псевдогаллюцинации отличаются тем, что не сопровождаются чувством собственной внутренней работы, а признаются за явление, "наведенное извне" и совершенно не зависящее от самостоятельной деятельности лица.

Г., являясь для восприемлющего сознания такой же объективной реальностью, как и действительные восприятия, если при том не исправляются критикой, нарушают правильное отношение к окружающему, неизбежно ведут к различного рода бредовым толкованиям и соответственно с этим вызывают нередко ряд неправильных, иногда преступных, поступков. Особенною убедительностью обладают комбинированные Г., т. е. развивающиеся одновременно в различных органах чувств. Напр., алкоголик в белой горячке не только видит животных, но и чувствует, как они ползают по его телу, или наряду с фигурами людей слышите и их голоса.

Г. очень часто наблюдаются при самых разнообразных душевных заболеваниях, как острых, так и хронических. Иногда в начале заболевания, а также при выздоровлении они появляются только при засыпании (гипногогические Г.). Хотя и редко, они, однако, могут быть и у совершенно здоровых лиц, при чем их возникновению способствуют все те условия, при которых понижается деятельность мозговой коры: крайнее физическое и умственное утомление, значительные потери крови, отравление некоторыми ядами (атропин, гашиш и др.). Сюда же должны быть отнесены и вызываемые искусственно Г. при гипнотическом сне; совершенно особую категорию составляют т. н. отрицательные Г.: при внушении, что данного лица нет в комнате, загипнотизированный, даже после своего пробуждения, не будете видеть этого лица, слышать его голос и обнаруживать какую бы то ни было реакцию на воздействие с его стороны, как будто его и на самом деле здесь не было. Что касается до телепатических Г., бывающих, по утверждений некоторых, у здоровых людей в момент смерти близкого им лица или какого-либо крупного события в его жизни, то в тех крайне редких случаях, где совершенно исключается хотя бы невольный обман в виде столь частых ошибок воспоминания и толкования, то они, наряду с вещими снами, могут найти себе объяснение в подсознательной психической деятельности, представляющей иногда крайне тонкий реактив на явления, почти неуловимые для сознания. Нет ни малейшего основания выделять из области Г. т. н. видения здоровых, по-видимому, лиц (напр., известных визионеров в роде Сведенборга) и признавать за ними особую объективную реальность, служащую доказательством существования высших сил и существ, что и кладется некоторыми в основу сверх естественного (мистического) мировоззрения. Г. служили поводом к крупным историческим событиям (видение креста Константином Великим: "сим победиши", Г. Орлеанской Девы), вели к основанию религий (Магомет), нередко являлись источником заблуждений и суеверий; достаточно в этом отношении указать на мрачный период средневековья с его процессами о ведьмах.

Вследствие недостатка физиологических сведений относительно соответствующих областей головного мозга нет общепризнанной теории Г. Несомненно, что они не обусловливаются периферическим, хотя бы и самостоятельно возникающим, раздражением органов чувств и не являются чисто идейным процессом, только очень живыми мысленными представлениями или образами фантазии. Эти когда-то выдвигавшиеся теории - периферическая и центральная - в настоящее время оставлены и уступили место психосенсориальной теории, по которой при возникновении Г. является необходимым возбуждение чувствующих центров головного мозга, участие которых и придает характер реальности и объективности этим мнимым восприятиям. Но в дальнейших деталях мнения уже расходятся: одни исключительное значение приписывают чувствующим центрам самой мозговой коры (кортикальная теория), другие признают необходимым ближайшее участие и подкорковых (субкортикальных) центров. Наиболее разработанною в этом отношении является теория Meynert'a, дополненная В. Кандинским. Исходя из чисто анатомических условий кровообращения в головном мозгу, Meynert указывает на резкий антагонизм в деятельности мозговой коры и подкорковых центров; Г., по его мнению, являются результатом взаимодействия двух условий: ослабления деятельности коры и возбуждения субкортикальных узлов, которое и при нормальных условиях придает нашим восприятиям печать объективности. Так как последняя отсутствуете при псевдо-Г., то Кандинский считает, что в их происхождении принимаете участие только кора полушарий, что и сближаете их с образами воспоминания или фантазии. Менее удовлетворительною является теория французского психиатра Séglas, который приходит к заключению, что в произведении слуховых псевдо-Г. принимают участие двигательные артикуляционные центры коры, и называете их поэтому "психомоторными словесными Г.". Не говоря о том, что при всяком даже отвлеченном мышлении можно отметить возбуждение этих артикуляционных центров, теории Séglas не можете объяснить псевдо-Г. в области зрения.

Литература: помимо руководств по психиатрии, существуете очень много статей и монографий по данному вопросу: Ioh. Müller, Kahlbaum, Hagen, Brierre de Boismont, Lazarus, Tanzi, Tamburini, E. Parish, Uhthoff, Norman, Goldstein и др.; на рус. яз. - классическая работа В. Х. Кандинского "О псевдо-Г." (1888 г.).

В. Сербский.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 12/11-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1933.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"