Гранат
Ссылки
О сайте


Гегель

Гегель (Hegel), Георг Вильгельм Фридрих, род. в Штутгарте 27 ав. 1770 г. и высшее образование получил в тюбингенском универс. на богословском факультете. В 1793-96 г., будучи домашним учителем в Берне, продолжал свои богословские занятия; ни традиционное учение христианства, ни отрицательная критика его, отвергавшая догматы искупления и др., как заблуждения, равно его не удовлетворяли, и он пытается понять христианство как необходимую, т. е. разумную, ступень возвышения человечества до сознания абсолютного начала, причем догматические истины не признает ни сверхъестественными, ни непостижимыми, но и не отвергает их, а старается обнаружить их глубокий разумный смысл. В бытность во Франкфурте 1796-1800 г.. Г. закладывает, под влиянием Шеллинга, основы своей философской системы и, подобно последнему, начинает весьма отрицательно относиться к субъективному, революционному и критическому направлению мысли XVIII в., которое вместо того, чтобы понимать историческую действительность, выступает лишь ее судьей и порицателем, не догадываясь, что и само оно есть лишь переходный момент в развитии того же Мирового Духа, который выразился и в исторической действительности; таким образом, Г. примыкает к философии романтизма, явившейся на смену идей "просвещения" XVIII в. С 1801 г. он получает кафедру в йенском университете, бывшем тогда очагом философского движения Германии и где преподавали Фихте и Шеллинг. Здесь вместе с Шеллингом Г. издает философский журнал, в котором проводится основное положение "философии тождества", именно, что мысль и действительность, "Я" и "не Я", дух и природа суть проявления одного и того же абсолютного начала, в котором они совпадают. Но скоро между главою этой философской школы - Шеллингом и Гегелем возникает важное разногласие. Шеллинг полагал, что это абсолютное единое начало познается нами непосредственно, так же, как мы чувствуем красоту; Г., напротив, отрицает такое мистическое познание и поэтому считает необходимым не сразу, "как из пистолета", выстрелить абсолютным началом, но показать тот логический путь развития мысли, которым человек достигает абсолютной философии. Выяснению этого пути и посвящено первое большое философское сочинение Г., его "Феноменология Духа" (1807 г.), в котором он показывает, как диалектически, т. е. через постепенное возникновение разнообразных противоречий и затем их устранение или примирение в высших понятиях, мысль человека необходимо восходит от чувственного знания к рассудочному, затем к самосознанию, далее проходит различные стадии нравственного убеждения и, наконец, необходимо приводится к абсолютному познанию. Эти ступени мышления суть ступени в развитии, как индивидуального человеческого разума, так и всемирно-исторического, так что в "Феноменологии" перемешиваются и совпадают индивидуальная психология и общая история культуры. Битва под Йеною и ее последствия принудили Г. переселиться в южную Германию. "Впрочем, он был настолько поглощен своими философскими размышлениями, что эта катастрофа не могла возбудить в нем патриотического негодования. В день перед сражением он даже с интересом и спекулятивною любознательностью наблюдал, как Наполеон, этот "мировой дух на коне", выехал на рекогносцировку" (Höffding). В 1808-16 г. Г. занимал место ректора нюрнбергской гимназии и издал свой главный, гениальный труд - "Науку Логики" (3 т., 1812-16), в котором показывает, что все вообще понятия диалектически развиваются одно из другого, так что возможно построить a priori всю систему разума. В 1317 г., получив опять кафедру философии, именно в гейдельбергском университ., Г. издал общее обозрение своей философской системы, под заглавием "Очерк энциклопедии философских наук", в трех частях (Логика, Философия Природы, Философия Духа). Приглашенный в 1818 г., после смерти Фихте, в берлинский университет, Г. достиг здесь апогея своей славы, благодаря величию своей философской системы, охватившей содержание всех идей века и указавшей всем им соответственное место и цену в общей логической эволюции мысли. Около него сгруппировался круг учеников, благоговейно внимавших словам мыслителя. Отчасти, впрочем, значение системы Г. в эту эпоху было обусловлено и тем обстоятельством, что примирительный дух его философии близко подходил к требованиям господствовавшей тогда в Пруссии консервативной политики, так что первая стала, так сказать, государственной прусской философией. Здесь Г. издал "Основы Философии права" (1826), здесь же он и ум. 14 нояб. 1831 г. от холеры. Собрание его сочинений издано его последователями в 18 томах, из которых, однако, тома 9-15 представляют лекции, им читанные в университете и редактированные его учениками, именно чтения о философии истории, об эстетике, о философии религии и об истории философии. На русский язык переведены: "Энциклопедия" Е. Чижовым (М. 1861-64) и "Курс Эстетики" В. Модестовым (М. 1859-60).

Г. Гегель (1770-1831)
Г. Гегель (1770-1831)

Для понимания философии Г. необходимо ясно понять два ее основных положения, именно тождество разума и действительности и логический закон диалектики. При ответе на вопрос о том, что действительно существует, обыкновенно ссылаются на свидетельство опыта: опыт показывает нам действительность. Однако уже Кант показал, что достоверность опыта лежит в тех разумных элементах, которые входят в его состав; напр., одни ощущения еще вовсе не гарантируют нам достоверн., ибо они могут быть и галлюцинациями и, во всяком случае, вполне субъективны; лишь через разумные или логические элементы опыт получает свою объективную или научную достоверность, как свидетельство о действительности. Итак, критерием действительности (или истины) является разумность или логичность: действительно - разумное (обязательно признаваемое всяким разумным существом) и разумное (напр., математически доказанное) - действительно, т. е. должно существовать. Препятствием к усвоению этой, в сущности, простой мысли о тождестве действительности и разума служит то, что действительностью мы называем познаваемое, а разумом познающее; не будь этого различия, мысль о тождестве их не представляла бы ничего сомнительного. Однако, познающее ("Я"), если мы выделим из него все содержание его мыслей, есть ничто, ибо все, что мы ему приписываем, есть уже познаваемое; познаваемое же есть тоже ряд мыслей, и даже предположение о какой-то невидимой причине наших мыслей есть явно требование лишь нашей же мысли. Итак, действительность и разум тождественны: разум, не познающий действительности, есть ничто, а действительность, не познаваемая разумом есть ненужная фикция. Вторая основная мысль в системе Г. есть логический закон диалектики. Понятия разума не могут существовать отдельно друг от друга, но обусловлены друг другом, составляют особую логическую систему, т. е. ряд, в котором предыдущие члены логически необходимо влекут за собою последующие. Закон такой логически обязательной смены в развитии мысли и есть закон трех диалектических моментов. Именно, всякое частное, отдельное понятие прежде всего становится, т. е. утверждается как данное, самостоятельное, определенное, - это первый момент. Но будучи, однако, конечным, это понятие оказывается вследствие того ограниченным другими понятиями, т. е. ими определенным; иначе говоря, оно теряет свою самостоятельность, определяется через другое; но в свою очередь, это другое определено первым, т. е. от него логически зависит. Таким образом, мы получаем отрицание самостоятельности данного понятия, его переход в другое (инобытие), и обратно, - это отрицательный, второй момент. Но на этом разумное познание остановиться не может; в свою очередь, это противоречие, т. е. взаимный переход понятия (которые, однако, различны) одно в другое, требует третьего, высшего момента, в котором открывается высшее понятие, или начало, примиряющее и снимающее указанное противоречие. Затем тот же процесс повторяется для этого высшего понятия, оно становится, переходит в другое, и т. д. Соединяя вместе обе указанные главные мысли Г., мы получаем его систему философии. Для Г. абсолютное не есть Бог или природа, но мировой разум (Идея), т. е. диалектически развивающийся разум. Как физическая природа, так и дух суть моменты в этом диалектическом процессе. Каждый из этих моментов является своего рода истиною или действительностью, но абсолютная истина состоит в признании относительности этих ступеней и необходимости их перехода в высшую ступень, т. е. в признании их как стадий в процессе логической эволюции Идеи. Но, с другой стороны, помимо этих стадий, мировой разум или Идея есть ничто, или, лучше сказать, только закон их диалектической преемственности. Тогда как все другие философские системы признавали нечто иррациональное, все равно, будет ли это непознаваемое позитивистов, или Дух спиритуалистов, или Материя материалистов, Г. выбросил за борт все эти школьные надстройки к действительности и признал полное тождество бытия и мышления. Его философия есть радикальный протест против той метафизики, которая ищет чего-то за действительностью: для него кроме разумно познаваемой действительности ничего нет. В этом смысле его система наз. панлогизмом, т. е. учением, признающим действительным лишь разумное. В частности, философская система Г. распадается на три части - Логику, Философию Природы и Философию Духа. Логика у Г. не есть учение о субъективных формах мышления, но получает значение учения о разумных формах самого бытия; она есть онтология, теория моментов развития Идеи, рассматриваемой самой по себе. В философии природы Г. изучает механику, физику и органику, как моменты в диалектическом развитии Идеи, в ее инобытии, т. е. в той раздробленности, раздельности и внешнем отчуждении, которые характерны для явлений природы. Наконец, Идея, сбрасывая с себя эти низшие и противоречивые определения, возвышается до духа, т. е. до постижения самой себя, до возвращения к себе, до понимания природы как своего же произведения. Оставляя в стороне Логику, как учение, не могущее быть вкратце изложенным, и Философию Природы, как слабейшую часть гегелевской системы, укажем главнейшее содержание его Философии Духа. Дух есть Идея, имеющая сама себя объектом, познающая сама себя; его сущность состоит в свободе, так как для него явления не суть нечто, вне его существующее, но его же состояния, представления и т. под.; Идея становится духом, когда существует для себя, дух есть самосознание, сознание самого себя, как объекта, т. е. при себе существование Идеи. На низшей ступени развития дух существует лишь субъективно, т. е. постепенно усваивает, как свое, данное ему от природы содержание. На второй ступени, овладев этим содержанием, он выступает как деятель в объективном мире, это - объективный дух. Моментами в развитии объективного духа является право, личная мораль (Moralität) и, наконец, объективная нравственность (Sittlichkeit). Личное моральное сознание есть долг или совесть; на этой ступени дух противополагает свою совесть, как высшего судью, миру, лежащему вовне; но это не есть еще высшая нравственность, ибо при этом дух еще не понимает, что и внешний ему мир исторической действительности представляет развитие той же мировой Идеи, которая говорит ему в его совести: подчинив свою совесть объективным нормам исторической жизни, мы достигаем объективной нравственности, того, что выражается в формах семьи, гражданского общества и государства. История развития идеи государственной представляет тот же прогресс в сознании свободы, как и вообще развитие духа; в ней должны быть отличаемы три последовательных стадии - восточные деспотии, где один только свободен, греческие и римские республики, в которых свободны некоторые (полноправные граждане), и, наконец, германский мир с его принципом свободы всех. Сознав свою полную свободу, т. е. разумность истории и вообще внешнего мира, Дух достигает высшей стадии развития - становится абсолютным духом, ибо абсолютное есть именно единство природы и духа, разума и действительности. Абсолютный дух развивает свое содержание в идеях красоты, в религиозном сознании и в абсолютной философии тождества, - Философия Г. оказала могущественное влияние на европейскую культуру, особенно же на прогресс исторических наук, своим требованием выяснения эволюции исторических форм (государственности, религии, эстетики, философии). Последователи Г., занимавшие в тридцатых и сороковых годах большую часть кафедр философии в Германии, скоро после смерти учителя распались на три партии: правую, левую и крайнюю левую. Первые толковали его систему в духе христианского теизма, вторые (напр., Штраусс) понимали ее в духе пантеизма, отвергая личного Бога и бессмертие человеческой души; наконец, третьи (Фейербах), развивая мысль, что абсолютное возникло лишь в развитии человеческой мысли, пришли к полному атеизму. В России сильному влиянию гегелианства подверглись многие из первых славянофилов (Хомяков, Ив. Киреевский) и особ. западников (Герцен, Бакунин, Белинский). Из сочинений о Г. на рус. яз. см. особенно Керд, "Г.", пер. под ред. кн. С. Н. Трубецкого (М. 1898); Гайм, "Г. и его время", пер. Соленикова (СПб. 1861); Куно-Фишер, "Г., его жизнь, сочинения и учение", пер. Лосского ("История новой философии", т. VIII).

Н. Ланге.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 13/13-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1937.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"