Гранат
Ссылки
О сайте


Генеральные штаты

Генеральные штаты (Etats généraux), во Франции сословно-представительное учреждение, существовавшее в XIV-XVIII вв. Уже при Филиппе-Августе и Людовике Св. есть признаки совещаний короля с баронами, прелатами и (именно при Людовике) также с горожанами, но ничего не известно ни о форме, ни о сущности этих совещаний. Впервые Г. Ш. были созваны Филиппом IV Красивым в 1302 г. Это было в разгар борьбы короля с папой Бонифацием VIII: в декабре 1301 г. Бонифаций издал буллу, которою вызывал короля на свой суд к 1 ноября 1302 г. Филипп Красивый, желая обеспечить за собою поддержку населения, созвал тогда баронов, прелатов и депутатов от городов. Они собрались 10 апреля 1302 г. в Париже. Канцлер короля Пьер Флотт ознакомил собравшихся с папскою буллою и произнес резкую речь против папы, после чего король заявил, что считает врагом своим всякого, кто одобрить папскую буллу. В тот же день все три сословия объявили себя (духовное после некоторого колебания) на стороне короля и в этом духе написали в Рим. Этим единственным заседанием дело и окончилось. В 1307 г. были вторично созваны Штаты в Туре, - для поддержки Филиппа Красивого в его борьбе против Тамплиеров, которых он решил сокрушить. Наконец, в третий раз они были созваны королем 29 июня 1314 г.: Филиппу желательна была материальная поддержка населения для успешного ведения войны с Фландрией, и он уже привык смотреть на Штаты, как на удобнейшее средство обеспечить за короною помощь и сочувствие широких слоев народа. Нужный ему налог (на куплю-продажу, 6 денье с ливра) он наложил, впрочем, отнюдь даже не справляясь с желанием собрания, но от имени Штатов (которые не протестовали). После Филиппа Красивого Штаты собирались 2 февраля 1317 г. (в Париже, для обсуждения вопроса о престолонаследии), - и, вообще, с этих пор собираются очень часто (за 1317-1318 гг. - пять раз). Депутатские функции считались тяжким бременем, от которого все стремились освободиться. Верховная власть созывала Штаты прежде всего для более успешной раскладки новых налогов и повинностей, - иногда (Штаты в Пуатье, 1321 г.) по вопросу о ценности монеты. С начала Столетней войны Г. Ш. делаются смелее. Когда Эдуард высадился во Франции, король Филипп VI поспешил созвать Штаты (в феврале 1346 г.) в Париже. Штаты дали королю субсидии, но просили об уничтожении ряда злоупотреблений, что и было обещано королем. После поражения при Креси и в начале царствования короля Иоанна (в 1347 и в 1351 гг.) собирались Штаты все для той же функции: вотирования "согласия" на новые налоги и "субсидии". В эту эпоху Штаты созывались отдельно - для северной Франции (Langue d'oil) и южной (Langue d'oc). Границею между этими частями служили реки Гаронна и Дордонь, при чем вся Лионская область и Овернь причислялись не к югу, а к северу. 2 декабря 1355 г. в разгар несчастной войны с англичанами Штаты были созваны (в Париже). Они представили план больших преобразований в судоустройстве, финансовой организации, военном деле и т. д. Их пожелания были удовлетворены (ордонансом 28 декабря 1355 г.), а они зато вотировали два важных налога - на соль и на совершение продажных сделок. Но уже в следующем году отношения между монархом и штатами испортились весьма серьезно. Налоги, вотированные в 1355 г., были отменены (12 марта 1356 г.) вследствие сопротивления со стороны населения, и в мае были вотированы новые субсидии, и Штаты разошлись до ноября. Но 19 сентября (1356 г.) произошло поражение французов при Пуатье, король Иоанн очутился в плену, и дофин поторопился уже 15 октября созвать Штаты. Явилось 800 депутатов слишком (из них 400 чел. третьего сословия). Сначала заседания шли в особых залах - по сословиям, но вскоре каждое сословие выбрало особых делегатов, и эти делегаты (80 человек) должны были вынести те или иные постановления и предоставить их затем на утверждение сословий. Это и было исполнено. Штаты, единодушно одобривши постановления своей комиссии, потребовали у дофина ареста ряда чиновников и предания их суду Штатов, разрешения депутатам произвести ревизию в провинциях и, наконец, создания постоянной комиссии из 28 лиц, без совета которых дофин ничего бы не предпринимал. Дофин Карл был раздражен этими притязаниями и не желал соглашаться. Когда же он стал чеканить (в ноябре и декабре) еще менее доброкачественную монету, чем та, которая была в обращении, вспыхнул бунт, - и прево парижского купечества, вождь третьего сословия Штатов Этьен Марсель стал во главе восставших. Карл обещал более не чеканить такой монеты и согласился арестовать и преследовать судом обвиняемых Штатами чиновников (20 янв. 1357 г.). В весеннюю сессию 1357 г. фактическим главою столицы оказался Этьен Марсель; дофин должен был беспрекословно исполнять веления Штатов, которые заставили его ввести в королевский совет (т. е. в правительство) нескольких влиятельных депутатов во главе с Э. Марселем. Могущество Штатов длилось до лета 1358 г. Страшные беспорядки, анархия и жакерия, царившие в стране, подкосили их силу и популярность. Подавивши жакерию, дофин оставил Париж, Марсель был убить (1 августа 1358 г.), - и королевская власть восстановлена в полной силе. Э. Марсель, таким образом, искавший поддержки в низах населения, проиграл представляемое им дело городской буржуазии в тот самый момент, как было проиграно дело жакерии: и его же собственный класс пошел за королем.

При Карле V Штаты собирались в Шартре (1367 г.), в Париже (май 1369), в Руане (декабрь 1369 г.). Главною заботою короля и Штатов было изыскание средств для борьбы с англичанами. Штаты весьма щедро соглашались на введение новых налогов; бедственное состояние королевства на этот раз способствовало дружелюбию и единению между сословиями и королем. После Карла V начинается долгий период, когда Г. Ш. не созываются. Они как бы заменяются нотаблями, приглашаемыми королевскою властью для совещаний (в 1380 г., 1381, 1382, июле 1411 г.). Разорительная и несчастная война, внутренние смуты и беспорядки, необычайное понижение платежеспособности населения - все это делало, по-видимому, в глазах короля созвание Г. Ш. и трудным, и малополезным делом. Только после 33-летнего промежутка король, в виду необычайных сборов англичан и явного их намерения покончить с Францией, - созвал Г. Ш. 30 января 1413 г. Сословия, по обыкновению, жаловались королю на плохое управление, на разорение, на придирчивость фиска, на всяческие хищения и злоупотребления; король обещал издать соответствующие ордонансы и все исправить - и требовал новых налогов. Руководящую роль на этих Штатах играли стоявшие за коренную реформу государственного управления представители парижского университета. Когда Штаты разошлись, Карл VI издал 23 мая 1413 г. ордонанс, которым, в самом деле, несколько улучшалось положение судопроизводства и финансового управления. Вводились ежегодные отчеты судебных чинов парламентам, организована была на рациональных началах Счетная Палата и т. д. Но этот ордонанс уже 5 сентября 1413 г. был взят назад. Следующие Штаты были собраны в 1420 г., в разгар побед английского короля Генриха V, овладевшего Парижем. Эти Штаты должны были подтвердить за Генрихом V все права на завоеванные земли и признать его наследником Карла VI, - другими словами признать уничтожение Франции, как самостоятельной державы. Штаты исполнили все, что от них требовалось. Патриотическое чувство французских историков иногда заставляет их даже отрицать за этим собранием право называться Г. Ш. - Война вспыхнула с новою силою при преемнике Карла VI - Карле VII. В мае 1421 г. в Клермоне, в январе 1423 г. в Бурже, в августе 1423 г. в Сэлле, в марте 1424 г. в Туре, в феврале 1425 г. в Шиноне, осенью того же года в Пуатье, в октябре 1425 г. в Mehun-sur-Yevre, в 1426 г. в Мон-Люсоне, в апреле 1428 г. опять в Шиноне, там же в сентябре 1428 и в декабре 1430 г. - собирались Г. Ш. кочующие, бессильные, как и Карл VII, избавиться от завоевателей, стремящиеся вместе с королем что-нибудь извлечь из нищей и опустошенной страны для дальнейшего сопротивления. Лишь после эпохи Жанны д'Арк и поворота военного счастья в пользу Франции Г. Ш. могли сколько-нибудь спокойно заняться делами. В Амбуазе были созваны 21 июня Штаты от Langue d'oil, а в Безье - Штаты Langue d'oc; в Туре в сентябре 1433 г. открылась сессия общих для всей Франции Г. Ш. Они дали королю требуемую сумму (40 т. ливров) и требовали прекращения грабежа и злоупотреблений чиновников. Но едва лишь Карл VII избавился от английской опасности, как Г. Ш. это сейчас же почувствовали: из учреждения, имевшего, фактически по крайней мере, столько же силы, как король, - они сделались опять чисто совещательным органом. Правда, они еще собирались Карлом VII (в Пуатье, в январе 1435 г., там же в феврале 1436 г., в Орлеане 1439 г.), но уже прежнего значения имели. Уже Г. Ш. в Орлеане 1439 г. сделали налоги постоянными, а короля, поэтому, - независимым от Г. Ш. Это было не какою-либо ошибкою тактики с их стороны, а являлось лишь последствием реального распределения сил. Король, естественный гегемон и победитель в борьбе за национальное существование, оказался сильнее разрозненных и подозрительно друг к другу относящихся трех сословий. Постоянные налоги и связанное с ними создание большой постоянной армии сделало Карла VII полным властелином Франции. После 1439 г. он уже не созывал Г. Ш.

Людовик XI, преемник Карла VII, в разгар борьбы с Карлом Смелым, герцогом бургундским, созвал Генеральные Штаты, которые должны были, во-первых, способствовать успеху выгодной для него идеи единства Франции, а, во-вторых, король хотел сослаться на их волю, чтобы иметь предлог к нарушению невыгодного для него Конфланского мира, раздроблявшего его владения. Сессия открылась в Туре 6 апреля 1468 г. Штаты всецело одобрили захват Нормандии Людовиком и провозгласили ее неотделимость от Франции; они высказались решительно против права "великих вассалов" короля вести войну против своего сюзерена и против какого бы то ни было вмешательства иностранцев во французские внутренние дела, - особенно против всяких союзов французских феодалов с иностранными монархами. По отношению к Людовику XI Штаты, вообще, обнаружили полнейшую покорность и подобострастие. Громадная популярность Людовика XI, врага знати, среди третьего сословия, сделала эти штаты послушным орудием в его руках. Больше Людовик XI ни разу не собирал Г. Ш. за полною ненадобностью. В 1483 г., уже после смерти короля, его преемник Карл VIII созвал их в Туре (7 января). Эти Штаты, собранные после долгого промежутка, занялись выработкою мер к преобразованию управления, начиная с королевского совета. Эти стремления натолкнулись на весьма серьезное сопротивление со стороны членов королевского совета. Штаты, в свою очередь, согласились на новый налог с тем, чтобы он взимался лишь два года, после чего Штаты должны быть снова собраны. 14 марта Штаты были распущены, ничего не добившись. Правда, некоторые меры, благоприятствующие торговле и выработанные Штатами, были проведены впоследствии (отчасти Карлом VIII, отчасти же Людовиком XII). Но, несмотря на малолетство короля и на другие благоприятные обстоятельства, и этим Штатам не удалось ни укрепить своего значения, ни настоять на периодичности созывов. В царствование Людовика XII Г. Ш. были, правда, созваны один раз (в Туре, 10 мая 1506 г.), но сессия была весьма короткой и незначительной; настроение депутатов было горячо-верноподданническим и строго-монархическим, - и весь интерес их был сосредоточен на вопросе об обручении малолетней дочери короля (они не желали обручения ее с - малолетним же - будущим Карлом V). При Франциске I абсолютная власть уже не созывала ни разу Г. Ш. - Только при его преемнике Генрихе II стало обнаруживаться в дворянстве и третьем сословии некоторое нетерпение по поводу все возраставшего налогового бремени, и Г. Ш. были собраны в Париже 5 января 1558 года. На этом собрании были не депутаты, специально выбранные, а лица, являвшиеся ex officio представителями сословий: сенешали и бальи от дворянства, мэры и эшевены от третьего сословия, только архиепископы и епископы от духовенства. Кроме того в особое "сословие" были выделены приглашенные королем первые президенты всех парламентов; они заседали и голосовали отдельно от прочих (как и каждое из остальных трех сословий). Король объявил Г. Ш, что он нуждается в деньгах, и сначала предложил, чтобы Г. Ш. вотировали "заем" в 2 миллиона ливров, которые король достанет у 2 тысяч наиболее состоятельных людей во Франции, а затем избавил их от необходимости сейчас же назвать ему этих 2.000 лиц, но разложил требуемую сумму на города, при чем каждый город уже мог разложить пришедшуюся на его долю часть на тех или иных граждан. Как раз в начале заседаний Г. Ш. пришло радостное известие о взятии Калэ, и сессия быстро оборвалась среди патриотических торжеств. Начавшееся обострение религиозной смуты заставило сына и преемника Генриха I короля Франциска II созвать сначала (21 авг. 1560 г.) нотаблей, а потом, по их совету, издать эдикт о созыве Г. Ш., - но раньше чем они собрались, король скончался (5 дек. 1560 г.). Сессия не была отложена и началась 13 декабря 1560 г. в Орлеане. Она отмечена решительным нерасположением и, отчасти, даже враждебностью по отношению к духовенству со стороны прочих двух сословий, а кроме того враждою третьего сословия к дворянству: ораторы 3-го сословия жаловались на то, что теперь уже не дворяне защищают отечество, но наемники, содержимые на счет третьего сословия. В предлагаемых новых налогах все три сословия отказали, но представили королю обширные и очень основательные cahiers жалоб и пожеланий, которые послужили причиною издания важного королевского ордонанса. 31 января 1561 г. Штаты разошлись, а спустя несколько месяцев (в Понтуазе, в августе 1561 г.) собрались Г. Ш. в очень ограниченном и урезанном виде: всего 26 депутатов, - по 13 от дворянства и от третьего сословия: духовенство на этот раз отсутствовало вовсе, оно всецело поглощено было разгорающеюся религиозною борьбою. Эти Штаты принуждены были вотировать субсидии, которые требовало у них правительство, - и депутаты разошлись очень скоро по домам. Только 12 сентября 1561 г. был зарегистрирован парламентом королевский ордонанс, выработанный канцлером Мишелем Лопиталем на основании cahiers, представленных сословиями королю в эпоху Г. Ш. в Орлеане (в дек. 1560 - янв. 1561 г.). Этот ордонанс (вместе с дополняющими его ордонансами, изданными в Руссильоне 1563 г. и Мулэне 1566 г.) является прямым последствием пожеланий, выраженных Г. Ш. Правительство предприняло некоторые шаги к установлению большего единообразия и простоты в судопроизводстве, к устройству новых и улучшению старых путей сообщения, к оздоровлению городов, к введению выборной администрации в городах, к сокращению издержек по судопроизводству, к сокращению числа чинов финансового ведомства, к упорядочению в сборе прямого обложения и т. д. Больше всего были приняты во внимание именно пожелания и жалобы третьего сословия.

Но жестокая религиозная война, кипевшая с небольшими интервалами в течение всего царствования Карла IX, превратила почти все эти благие меры в мертвую букву. После Варфоломеевской ночи провинции, занятые войском гугенотов, перестали считаться с королем, как с законным государем; что же касается до севера и центра, то и здесь население тяготилось бесконечной междоусобицей и жаловалось на разорение и поборы. Когда Карл IX умер и на престол вступил брат его Генрих III, дела приняли решительно неблагоприятный оборот для престола. Генрих III принужден был отдать Гиень Генриху Бурбону, Анжу, Турэнь и Берри брату своему, герцогу алансонскому, в пожизненное управление и пользование, Пикардию - принцу Кондэ. Король готов был мириться с гугенотами на самых для них выгодных условиях, но встретил отпор в части населения. При этих обстоятельствах и католики во главе с вождями Лиги, и гугеноты, и, вообще, люди, жаждавшие установления порядка и мира в стране, заговорили о созыве Г. Ш. Сам король тоже ждал от этого собрания поддержки, - прежде всего материальной; вводить новые налоги своею властью в этот трудный момент он не решался. 16 авг. 1576 г. он издал указ о созыве Г. Ш. на ноябрь того же года.

24 ноября 1576 г. открылось заседание Г. Ш. в Блуа. Депутатов было в общей сложности 326 чел. Сословия заседали отдельно, но уже скоро (9 декабря) начались совместные заседания особых делегаций от всех трех сословий с целью выработать общую петицию к королю. Королевская власть так шаталась, что позволительно было думать о конституционном ограничении ее, но все эти проекты разбились о соперничество между сословиями. Все готовы были требовать, чтобы воля монарха была подчинена единодушно выраженной воле трех сословий, но ни одно сословие не желало признать, что оно обязано подчиниться в случае разногласия воле двух других. Особенно яро стояло против этого третье сословие, не доверяя двум высшим. Что касается текущих дел, то все три сословия были сплошь католически-настроенными, и о принципиальной терпимости к гугенотам не могло быть и речи, - но, под влиянием финансовых соображений, Штаты высказались за мир, за прекращение междоусобной войны, кипевшей тогда во Франции. Что касается субсидий, то с просьбою о них король Генрих III обратился к каждому сословию в отдельности: от духовенства он потребовал 12.000.000 ливров, от дворянства 2.000.000, от третьего сословия - особый налог (взамен всех до той поры существовавших), который должен был дать казне около 15.000.000 ливров. От всех трех сословий последовал отказ с незначительными оговорками и уступками, имевшими целью позолотить пилюлю. 9 февраля (1577 г.) все три сословия вручили королю каждое по своему cahier, в котором изложены были жалобы и пожелания. Обыкновенно, совершивши это дело, Штаты расходились, но на этот раз они хотели было оставить делегацию, которая бы озаботилась надлежащим дальнейшим направлением и разрешением поданных жалоб и предъявленных пожеланий. Но эта попытка не увенчалась успехом. 5 марта 1577 г. сессия окончилась. Эти Штаты в Блуа остались памятны как упорным своим сопротивлением королю в его просьбах о субсидиях, так и большим влиянием на временное прекращение междоусобной войны. Но, не взирая на исключительно благоприятные обстоятельства (полное бессилие Генриха III), они оказались не в состоянии обеспечить за представительством хоть малую долю формально признанной власти. Через 12 лет, в разгар могущества Лиги, когда Генрих Гиз повелевал народом, а Генрих III лишь считался королем, были снова созваны в Блуа Г. Ш. Генрих III искал у них помощи, совета, защиты (хотя прекрасно знал, что почти ровно ничего не сделано из того, о чем просили предыдущие Штаты). Сессия открылась 2 октября 1588 г. в Блуа. Штаты оказались всецело на стороне католической Лиги и заставили короля пойти на некоторые уступки (в смысла упорядочения и некоторого облегчения произвольно наложенного королем в последние годы налогового бремени). Они заставили его примкнуть к Лиге и (в заседаниях 24 октября) все три сословия приняли одинаковую формулу: просить короля объявить, что он не желает издавать основные законы своего государства иначе как по совету своих Штатов. Король Генрих III, видя в Г. Ш. врага своего и союзника герцога Гиза, решил их разогнать вооруженною силою, что и было исполнено 23 декабря (того же 1588 г.), одновременно с убийством герцога Гиза (по приказу короля). Любопытно, что депутаты Г. Ш., несмотря на вторжение солдат в зал заседаний 23 дек., - продолжали еще приходить во дворец несколько дней, и король еще входил с ними в официальные сношения. Только 17 января (1589 г.) сессия окончилась формально. Спустя семь месяцев Генрих III пал от руки Клемана. В последующую за убийством короля эпоху междуцарствия и междоусобной войны вождь Лига Майенн собрал Г. Ш. в Парижа, 20 дек. 1592 г. Это собрание просуществовало около года (заседания прекратились уже в августе 1593 г., но формально сессия закрылась лишь в декабре 1593 г.). Эти Г. Ш. должны были решить вопрос о выборе короля; они решительно отвергли испанскую кандидатуру, но, вместе с тем, не остановили своего выбора и на Генрихе IV. Они прекратили свое существование, никем не замеченные: воцарение Генриха IV было предрешено обстоятельствами, в которых Г. Ш. никакой роли не сыграли.

Генрих IV вскоре после восшествия на престол созвал (в Руане, 4 ноября 1596 г.) собрание не Г. Ш., а приглашенных королевскою властью нотаблей (9 чел. от духовенства, 19 от дворянства, 52 от третьего сословия). Эти нотабли ввели косвенное обложение всех товаров ("панкарту" - налог в 1 су с ливра) и провели еще несколько финансовых мер, которые, впрочем, были скоро отменены. Заседания нотаблей окончились 29 января 1596 г. (Любопытно, что эти приглашенные нотабли оказались довольно подозрительно настроенными и предложили было устройство особой выборной ими же комиссии - "conseil de raison", - которая бы собирала и распределяла на государственный нужды 15 миллионов ливров из числа всех поступающих в казну доходов. Конечно, это предложение ничем не окончилось).

Наконец, в последний раз, пред 1789 г., Г. Ш. были созваны на 25 августа 1614 г., в малолетство Людовика XIII, матерью его и правительницею Франции Марией Медичи. Она была вынуждена к этому публично высказанным требованием принца Кондэ, который указывал в особом манифесте на расхищение казны фаворитами, безобразное ведение государственных дел и т. д. Сессия открылась лишь 20 октября (1614 г.). Депутатов было избрано 464 (140 от духовенства, 132 от дворянства, 192 от третьего сословия). Эти Г. Ш. отличаются обостренною враждебностью между сословиями. особенно между дворянством и третьим сословием. Даже в недрах третьего сословия кипела борьба между партией, требовавшей сокращения пенсий и др. непроизводительных расходов, и группою лиц, так или иначе заинтересованных в сохранении злоупотреблений. Избиение одного депутата третьего сословия депутатом от дворянства (Бонневалем) возбудило бурю среди Г. Ш. и еще более обострило отношения. 24 марта 1615 г. сессия окончилась. Правительство ограничилось обещанием уничтожить пенсии, продажу должностей и улучшения в судопроизводстве. Депутаты 3-го сословия не скрывали глубокого разочарования по поводу ничтожных результатов всех своих усилий. Правда, с 24 ноября 1617 г. до 29 января 1618 г. в Париже заседали приглашенные нотабли, которые должны были помочь королевскому совету выработать ряд ордонансов на основании выраженных Г. Ш. 1614-1615 гг. пожеланий, - но и из этих совещаний мало что вышло. Собрание нотаблей, созванное Ришелье и заседавшее с 2 декабря 1626 г. до 24 февраля 1627 г., имело целью больше посодействовать всемогущему кардиналу в его внутренней борьбе со знатью, чем ускорить, хоть сколько-нибудь, исполнение желаний последних Г. Ш. Главные пожелания третьего сословия остались неисполненными: менмортабли и сервы не были освобождены, изъятия из налогового обложения не были ни уничтожены, ни даже сколько-нибудь заметно сокращены, никакие шаги к уравнению сословий в правах не были предприняты. Государственная концепция Ришелье, сводившаяся к полному утверждению абсолютной власти на основе уничтожения политических, но отнюдь не социальных прав и претензий дворянства, - совершенно не мирилась с подобными реформами. Г. Ш. суждено было вновь, собраться лишь спустя 175 лет, 5 мая 1789 г. Г. Ш., избранные в 1789 г., отличались от всех предшествовавших и удвоением числа депутатов третьего сословия, сравнительно с числом дворян и духовных лиц, и многочисленностью своею. Они, собственно, как собрались 5 мая, так и не начинали действовать вплоть до 17 июня, когда третье сословие, не желавшее заседать и даже проверять свои полномочия отдельно от двух других и потерявшее почти 11/2 месяца в бесплодных ожиданиях, объявило себя Национальным Собранием. Таким образом, первым актом сессии Г. Ш. 1789 года было уничтожение и этого установления, и самого его названия. Но история Г. Ш. 1789 г. теснейшим образом уже входит в историю революции и может быть рассмотрена лишь в связи с историей революционных событий.

Вопрос о том, как происходили выборы на Г. Ш., не может считаться вполне точно выясненным. В XIV столетии дворяне являлись лично, по призыву короля. Призывались лишь лица не ниже барона и графа, который был "первым сеньором" данного бальяжа. Тот призванный, который не мог или не хотел явиться, имел право прислать заместителя. От духовенства - прелаты являлись лично или присылали заместителей, а капитулы или аббатства делегировали каждое по депутату. Наконец, от третьего сословия выборы происходили неоднообразно. Иногда король просто приглашал от городов их представителей - мэра или консула; но гораздо чаще приходилось производить специальные выборы. В городах, подчиненных непосредственно центральной власти, иногда такого специального "депутата" назначал своим единоличным распоряжением местный прево, иногда его выбирало население. От городов "коммунальных", имевших в той или иной степени право самоуправления, депутаты посылались по выбору от муниципалитета, который для выборов приглашал еще именитых граждан, - а иногда муниципалитет приглашал к выборам и всех горожан. Но какой способ избрания практиковался чаще? Что понимать под "всеми" горожанами и кто отделял именитых граждан от прочих? - на все эти вопросы ответа дать нельзя. В конце XV столетия порядок избрания депутатов на Г. Ш. меняется. Королевским указом, созывавшим Г. Ш. 1483 г., было приказано всем трем сословиям собираться вместе в каждом сенешальстве и избрать от каждого сенешальства сообща трех депутатов, - одного дворянина, одного духовного и одного третьего сословия. Но наряду с этим, хотя и значительно реже, удерживаются и индивидуальные приглашения на Г. Ш. тех или иных прелатов со стороны короля. Со второй половины XVI века устанавливается, наконец, новый порядок: жители каждой деревни выбирали одного или двух делегатов, которые отправлялись к назначенному дню в соседний город, на собрание других подобных же делегатов; кроме этих деревенских делегатов, на этом собрании присутствовали также выбранные представители данного города и муниципальные выборные власти (мэр, синдик, эшевены). У всех делегатов с собою были cahier, наказы, где излагались местные жалобы и пожелания. Эти cahiers поручались особой комиссии, которая редактировала на их основании один общий cahier от всего данного округа. Этот cahier выслушивался собранием делегатов, и собрате выбирало из своей среды депутацию, которая и отправлялась затем в собрание бальяжа, в главный город всей местности. Здесь устраивалось одно общее собрание бальяжа, где кроме всех депутаций (о которых только что была речь) присутствовали еще духовные лица и дворяне (прелаты лично за себя, дворяне так же, капитулы и аббатства чрез представителей). Все три сословия сначала отдельно вырабатывали по одному общему наказу от каждого сословия, затем все три сословия собирались вместе и выбирали депутатов от всего бальяжа (иногда 2, иногда 3, иногда больше). Выбранные и считались членами Г. Ш. Таков был общий порядок в указ. эпоху, но, конечно, были очень многочисленные и существенные исключения: ничего похожего на постоянный и однообразный избирательный закон не существовало. Самое трудное и едва ли разрешимое дело - в точности установить, - было ли и в какой именно мере ограничено избирательное право, как пассивное, так и активное. Произвол, путаница, небрежность в формулировке, неясности - все это было в высочайшей степени присуще всей выборной процедуре, предшествовавшей созыву Г. Ш. и всем (очень скудным) документам, которые к этому предмету относятся.

Причина постоянной слабости и политического ничтожества Г. Ш. заключается в том, что третье сословие не могло не видеть в дворянстве, т. е. в своих товарищах по собранию, главных врагов в целом ряде вопросов, а в королевской прерогативе - дружественную силу, союз с которой необходим для установления в стране спокойствия, порядка и обуздания знати. Бывали изредка слабые поползновения со стороны Г. Ш. ограничить королевскую власть, но все шло прахом, едва только ставилась задача о том, в чью пользу пойдет это ограничение. Король был также олицетворением единства государственной территории, знать - представительницей феодального партикуляризма, раздробленности страны, - и это также не могло способствовать мирному сожительству между сословиями и их дружной борьбе против абсолютизма. Пока речь шла об облегчении налогового бремени, об упорядочении дела правосудия, о создании путей сообщения и т. д., сословия были согласны между собою, - но для выработки конституционных гарантий этого согласия не хватило.

Каковы в точности были права Г. Ш.? Королевская власть была абсолютною и при Филиппе Красивом, и при его преемниках. Когда мы говорим, что король "просит" у Г. Ш. субсидий и новых налогов, то это надо понимать так, что он считает в данный момент, в виду данных условий морально-необходимою санкцию народного представительства. Дают Г. Ш. эту санкцию - он ею пользуется; не дают - непоправимого зла не происходит: король взимает нужные ему деньги всеми мерами, какие у него есть в распоряжении. Но были и такие времена, как мы видели, когда Г. Ш. нужны были центральной власти в качестве необходимой опоры в общенациональной борьбе против внешнего врага. Проходили эти времена, - и Г. Ш. впадали в прежнее бессилие.

Г. Ш. вырабатывали к концу сессии cahier жалоб, кот. и вручали королю. Это была сводка тех cahiers, с которыми депутаты приехали на заседания Г. Ш. из своих бальяжей. Уже после того, как они вручали свои наказы и разъезжались, королевский совет - иногда даже в усиленном приглашенными нотаблями составе - рассматривал cahiers и на их основании вырабатывал ордонанс, который иногда давал частичное удовлетворение жалобам и пожеланиям. Изредка случавшиеся попытки Г. Ш. оставить комиссию, которая бы после их отъезда следила за приведением в исполнение пожеланий, оказывались совершенно безрезультатными. Что касается процедуры заседаний, то документы сохранили больше известий о торжественных открытиях и последних заседаниях сессий, где все сословия собирались в одном зале в присутствии короля, - чем об обычных заседаниях каждого из сословий в отдельности (ибо заседания сословий были сепаратные). - В XVIII столетии так мало знали, так плохо уже помнили о Г. Ш., что в 1788 г. и правительство, и общество с трудом наводили справки и собирали известия об этом учреждении, о его процедуре и функциях (когда уже определился в недалеком будущем новый созыв).

Литература: G. Picot, "Histoire des Etats-Generaux" (5 т., 2 изд. 1888); Hervien, "Recherches sur les premiers Etats Généraux" (1879); N. Valois, "Le gouvernement représentatif en France au XIV siècle" (Rev. des quest, hist., 1885); A. Desjardins, "Etats-Généraux"; В. М. Устинов, "Идея народного представительства" (1912). Издание текстов и протоколов, относ. к Г. Ш., ведется (с 1874 г.) под наблюдением Comité des travaux historiques - франц. Мин. Нар. Просв.

Е. Тарле.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 13/13-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1937.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"