Гранат
Ссылки
О сайте


Генуя

Генуя (итал. Genova, фр. Genes), гл. гор. одноим. итал. пров. (см.) и центр морской торговли Италии, расположена широким, спускающимся к Генуэзскому зал. амфитеатром, представляющим с моря великолепный вид, которому Г. обязана своим названием - La Superba (великолепная). Внутри город с узкими, довольно грязными улицами, громадным портом и его складами, магазинами и гостиницами далеко не так красив, несмотря на множество великолепн. старых дворцов, как Palazzo Rosso и P. Bianco с собр. картин, муниципальный дворец (тоже XVI в., бывший дворец Doria-Tursi), дворцы Дураццо-Паллавичини, Бальби, королевский дворец (1657 г.), и старых церквей, из кот. наиболее замеч. кафедральн. собор Сан-Лоренцо (XII-XVII в.). Здания биржи (1650 г.) и университета (1623 г.) также принадлежат к достопримечат. города. Кроме основанн. в 1243 г. и реорганизованного в 1623 г. университета (1.034 студ. в 1909/10 г.), с обширн. клиниками и значит. библиотекой, в Г. находится гидрографическ. институт, несколько специальн. учебн. зав. (школа живописи, торговое и судостроит. училища), государственн. архив, публичные библиотеки и ученые о-ва. Г., с населением (включая пригороды) в 275.000 жит. (1910), по громадному развитию торгово-промышленных оборотов и морских сообщений занимает очень видное место среди торговых портов Средиземного моря. Обширн. гавань Г. закрыта с моря дамбами и сильно укреплена береговыми батареями. В 1908 г. оборот порта - 12.162 судна (14 милл. тон.). Г. соединена через С. Готард и Симплон с главн. европейск. городами и рядом пассажирск. пароход. линий с портами Средиземн. и Черного морей, Южн. Америки и Дальн. Востока. Главн. отрасли местной промышленности - металлур. и машиностроит. предприятия, судостроение, шелковая и хлопчато-бумажн. мануфактуры, производство мебели, коралловых изделий, выделка кож и т. д. В окрестностях Г. расположено привлекающее туристов своими XVдожественными памятниками кладбище (Campo Santo) и курорты Нерви и Пельи (Pegli).

История Г. Необычайно удобное положение, занимаемое Г. в глубине одной из лучших бухт Италии, обратило на нее внимание еще в римскую эпоху. Г. упоминается во время пунических войн, когда она была просто главн. городом лигуров. Позднее она получила права римского гражданства. С падением западной империи Г. попала под власть остготов, потом была отвоевана византийцами. При лангобардском нашествии она долго держалась против их нападений за своими крепкими стенами, и лишь в 641 г. город был взят и разрушен королем Ротари. Потом его завоевал вместе со всей Лигурией и Ломбардией Карл Великий и сделал центром графства (774). Так как власть графского рода Орбертингов, владевшего Г., распространялась на ряд пограничных графств северной Италии, то он скоро получил маркграфский титул. Стала поэтому называться маркой и Г. Маркграфы пользовались в Г. всеми теми правами, какие были присвоены им по феодальному праву. Город все время вел борьбу с ними, и к концу XI в. частью путем мирного соглашения, частью силою отнял у маркграфов военное командование, суд и некоторые финансовые прерогативы. Но часть своих прав маркграфы сохранили и передали в лен виконтам (vicecomites, visconti), своим должностным лицам; виконты взимали в свою пользу некоторые пошлины: рыночные, портовые и проч., которые быстро росли по мере развития торговли.

По мере ослабления власти маркграфов, росла организация города. После лангобардского разгрома Г. долго не могла вновь обзавестись городскими стенами. Только новое разорение, которому она подверглась в 934 г. от сарацин, заставило ее подумать об этом. Около середины X в. стены были восстановлены. К этому же времени (958) относится дарованная Г. королем Беренгаром важная привилегия, по которой земельные сделки освобождались от всяких пошлин, а владение землею разрешалось регулировать согласно обычаю; это было крупным этапом на пути эмансипации от власти маркграфа. Привилегия 958 г. дала толчок росту внешнего могущества города. К началу XI в. Г. владела уже хорошим флотом, и когда в 1015 г. сарацинский адмирал Моджехид-ибн-Абдалла занял Сардинии, папа обратился к генуэзцам и пизанцам с просьбою послать флот против неверных. Союзная эскадра выгнала сарацин (1016), нанесла им вслед за тем ряд поражений на море и надолго очистила от мусульманских пиратов Тирренское море. Но Сардиния осталась за Пизою, и это сделалось причиною долгих кровавых раздоров между обоими городами. На исходе первой половины XI в. было кодифицировано обычное право, действовавшее в пределах городской черты (intra civitatem), и маркграф обещался считаться с новым уложением при судебном производстве. Город еще раньше, с начала XI в., нашел себе лидера в своей борьбе с маркграфами и виконтами; то был епископ, который мало-помалу отмежевывал себе круг влияния в городе наряду с исконным влиянием маркграфа. У него свой суд, свои доходы (особ. десятина). Власть его покоится не на императорских привилегиях, а на силе фактов. Городу нужна организация, чтобы смело выступить на поприще мировой политики; он ищет такой организации и группируется сначала вокруг епископа, при чем епископ становится дипломатическим представителем Г. Но как только развивающаяся морская торговля ставит новые требования, епископская организация оказывается несостоятельной. Город богатеет, набирается сил. Ему необходимо быть вооруженным вполне, чтобы вступить в борьбу из-за рынков, ибо когда западная часть Средиземного моря очищена от пиратов, ничто не мешает Г. броситься на арену мировой конкуренции.

Крестовые походы сразу дали толчок развитию генуэзской торговли. Г. как-то особенно быстро поняла, какие выгоды сулит поход на восток, и в 1097 г. многие представители лучших городских фамилий на городских галерах отправились в Сирию, высадились в ближайшем от Антиохии пункте, двинулись на помощь осаждавшим город крестоносцам и за все время осады поддерживали сообщение с морем. После взятия Антиохии Боэмунд даровал Г. очень выгодные привилегии. В 1100 г. новая генуэзская флотилия высадила в Лаодикее отряды генуэзских воинов и купцов. Они помогли Балдуину занять Иерусалимский престол, а Танкреду - антиохийский. С их помощью были взяты в 1101 г. Арсуф и Цезарея, в 1102 г. - Триполи, в 1104 г. Акка, в 1110 - Берит и Сидон. Балдуин уступил им за это по трети каждого из завоеванных с их помощью городов, по кварталу в Иерусалиме и Яффе, треть взимавшихся в Акке портовых пошлин и полную свободу от пошлин во всем королевстве. Все берега Сирии и Палестины были усеяны генуэзскими колониями и факториями. И Пиза, и даже Венеция остались позади.

Успехами своими на востоке Г. в значительной мере обязана была своей новой конституции, окончательно установившейся перед походом в 1099 г., т. е. в несомненной связи с левантскими делами. В центре новой организации стояла Compagna, присяжное единение всех генуэзцев, способных носить оружие, учреждаемое на несколько лет и беспрестанно возобновляемое. У этой военной по существу организации - чисто коммерческая цель: завоевание рынков и укрепление торговых связей. Сочетание - необыкновенно характерное для эпохи европейской колонизации востока. Так как преследование коммерческих интересов сознавалось в Г., как главная задача государства, то вступление в "компанью" фактически становится принудительным, и она мало-помалу раздвигается в настоящую коммуну, охватывающую весь город. Во главе ее стоят консулы, которые командуют в походе и заправляют всеми делами дома. Учреждениями "компаньи" поглощаются - сначала только фактически - и маркграфские, и виконтские, и епископские учреждения. Само собою разумеется, что в числе функций компаньи одно из самых видных мест занимала система предупредительных мер против иностранной конкуренции.

В XII в. могущество Г. укрепилось и во внешних делах и внутри. Она продолжала успешно действовать на востоке. В 1147 г., чтобы обуздать сарацинских пиратов, она совершила экспедицию в Испанию. Она распространила свое владычество на весь лигурийский берег. С Пизою после двух долгих войн (1119-1133 и 1162-1175) было достигнуто соглашение относительно Сардинии: тосканская республика отказалась от исключ. прав на остров. Нет ничего удивительного, что при таких условиях маркграфы и графы лигурийских городов один за другим вступали в "компанью". Виконты приспособились к новым условиям с самого начала и успели почти монополизировать в своих руках консульские должности. С епископом, кот. с 1133 г. стал архиепископом, город жил в мире. Словом, Г. сделалась настоящим государством, которому не хватало только формального титула, императорского признания. Город готов был защищать захваченные явочным порядком права силою оружия, но до этого дело не дошло. Фридрих Барбаросса, которому нужен был генуэзский флот, в 1162 г. даровал городу привилегию, признававшую за ним власть над территорией Ривьеры от Монако до Порто Венере и все права свободной республики, за императором оставлявшую лишь номинальное верховенство.

Основание латинской империи крестоносцами четвертого похода (1204) передало руководящее влияние на Левант в руки Венеции и открыло эру упорной борьбы за торговое преобладание на Средиземном море между обеими республиками. Торговля Г. сократилась, дела стали хуже. Вследствие этого домашний мир, сопровождавший эпоху благосостояния, стал нарушаться. Привилегия 1162 г. привела к власти знатные гвельфские фамилии, которые при плохих делах естественно не хотели делиться с народом прибылями. Это вызвало снизу стремление поставить во главе города беспартийную власть. Чаще и чаще стали призывать подесту (podesta) из иногородних и ставить его выше консулов. В 1217 г. консульская организация была упразднена окончательно, и podesta сделался постоянным органом управления. Но это был паллиатив, потому что народ (parlamentum, вече из всех членов "компаньи") все-таки был лишен всякого влияния, а знать сумела ограничить власть подесты советом восьми нобилей (nobili). Народ продолжал быть недовольным и в 1257 г. поднялся против знати с оружием в руках. Победа осталась на его стороне. Подеста был изгнан, и во главе города поставлен банкир Гульельмо Букканигра с титулом Capitaneus populi на десять лет; рядом с ним был создан совет анцианов, в который были допущены некоторые представители знати (чтобы не доводить нобилей до отчаяния). Букканигра первым долгом решил реформировать финансы, отняв податные привилегии у виконтов и архиепископа и устроив принудительный заем. Так как тяжесть этой реформы падала на знать, то в 1262 г. нобили восстали, прогнали Букканигру, восстановили подестат и смягчили тяжесть налогов. Власть опять очутилась в руках гвельфской знати (Фиески, Гримальди и др.). Тогда народ соединился с гибеллинскими родами (Дориа и Спинола) и восстановил капитанат. Тут же было проведено разделение на сословия. Было установлено, что к нобилитету, разделенному на корпорации (alberghi), принадлежат те роды, которые владеют землею в городе и в окрестностях, а остальное население, в том числе богатое купечество, - к народу (populus); ядром последнего были, конечно, многочисленные ремесленники. С этих пор начинается у Г. упорная, часто кровавая борьба за власть между гвельфской и гибеллинской знатью. Ей был положен конец только в 1339 году. Период между 1257 и 1339 гг. является эпохой высшего расцвета могущества Г.

В 1261 г. Михаил Палеолог с помощью Г. отнял Константинополь у франков. В награду за это республика получила полную свободу от пошлин во всей греческой империи; ей были уступлены Пера и Галата, укрепив которые (1303), она завладела Босфором, т. е. путем в Черное море; там она не замедлила захватить две цветущие колонии: Тану (Азов) и Кафу (Феодосия). Кроме того, республика получила фактории или колонии в Смирне, Хиосе, Самосе и Кипре. Эти приобретения вознаградили Г. за потерю сирийских колоний. Теперь ей уже не страшны были враги. Пизу она окончательно раздавила при Мелории (1284), а победою при Курцоле (1298) надолго отбила охоту у Венеции оспаривать ее левантские успехи. И на запад распространяла свои связи Г. Между серединою февраля и серединою ноября в Сардинии, Сицилии, Прованс и Византии отплывало не меньше 50-70 галер.

Но гнет, тяготевший над народом, не становился меньше. Наоборот, он все увеличивался. Тогда, наконец, народ не выдержал. В 1339 году восстали матросы и ремесленники, выгнали капитана и выбрали Симона Букканигру (внука) пожизненным дожем. Многие представители знати были также изгнаны, но победою воспользовалось главным образом купечество, занявшее большинство мест в совете дожа. После целого ряда смут, в 1356 году Букканигра укрепился окончательно. Было постановлено, что дожем не может быть нобиль. Но порядку от этого не стало больше. Букканигру скоро (1363) убили, потом с новой силою возобновились смуты между гвельфами и гибеллинами. На море дела тоже пошли XVже. Республика хотела нанести окончательный удар Венеции, чтобы прекратить её происки на востоке. Она снарядила большой флот под начальством Л. Дориа, но после первых успехов он потерпел полное поражение при Кьоджьи (1379). Мир в Турине (1381) не принес Г. ни славы, ни выгод.

Положение Г. сразу было подорвано. Морская мощь была сломлена. Финансовый кризис увеличился. В порыве отчаяния Г. отдалась под владычество Франции, длившееся тринадцать лет (1396-1409). Оно было ознаменовано одним действительно важным фактом. Был основан знаменитый генуэзский банк Casa di San Giorgio. В Г. и раньше были кредитные учреждения; это организации держателей государственных обязательств, которые брали на откуп те или иные налоги. При французском губернаторе Бусико они были объединены и в 1411 году получили окончательную конституцию под именем Casa di San Giorgio, которому суждено было стать первым образцом государственных банков в Европе. Это - не акционерное общество. Его исследователь Зифскинг сравнивает его с конкурсной организацией кредиторов. Участниками банка были кредиторы государства; из их среды избиралось его правление. Под обеспечение долга банк получал в управление государственные имущества и налоги. Нет ничего удивительного, что банк сделался центральным органом финансовой организации Г. и часто оказывал огромное влияние на экономическую жизнь республики. А укрепившаяся организация денежного капитала подготовила плутократически-олигархическую реакцию 1528 г.

В 1409 г. народное восстание покончило на время с французским владычеством. Начались опять смуты. Г. переходила из рук в руки (дольше всего, 1421-1435, 1464-1478, 1489-1499, она принадлежала Милану). Конец этому периоду положил в 1528 г. Андреа Дориа, знаменитый адмирал-кондотьер, добившийся у Карла V признания независимости Г. Фактически, конечно, республика сделалась вассалом Испании. Тут же были введены коренные реформы, надолго укрепившие аристократический строй, скопированный в значительной мере с Венеции. Все попытки установить сколько-нибудь демократический образ правления в Г. были похоронены этой реформой вплоть до франц. революции. Город, процветающий торговлею, а не промышленностью, не мог вскормить достаточно общественных сил, способных привести к торжеству демократическое знамя. Суть реформ заключалась в том, что наряду с патрициатом купечество было также сделано полноправным членом государства. Корпорации нобилитета (alberghi), существовавшие еще в 1270 г., раскрылись, чтобы принять класс mercatores, прежде принадлежавший к popolo. На ряду со старой знатью (nobili vecchi) появилась новая (nobili nuovi). За чертою полноправного гражданства, внесенного в Золотую Книгу, остались ремесленники, матросы и рабочие. Члены альбергов выбирали сенат из 400 членов; рядом с ним, им избираемый, стоял малый совет из 100 членов. Должность дожа сделалась двухлетней. Фактическая власть попала в руки коллегии из пяти sindaci, обязанностью которых было следить за ненарушимостью конституции. Сам Дориа в качестве одного из sindaci сделался полновластным хозяином Г. и сохранял свое положение до самой смерти (1560). В его правление спокойствие серьезно нарушено было только однажды заговором Фиеско (1547), имевшим некоторую демократическую видимость и кончившимся неудачно. После смерти Дориа смуты и раздоры между нобилями возобновились; в 1576 г. пересмотрели конституцию, сгладили сохранившееся еще неравенство между новой и старой знатью; но аристократический характер ее остался неприкосновенным. В 1628 г. рушилась попытка демократической революции Вакеро. В экономическом отношении Г. уже давно переживала упадок. С тех пор, как Столетняя война подорвала благосостояние Франции и стали хиреть Шампанские ярмарки (нач. ХV в.); с тех пор, как стала подниматься южная Германия, - Г. уже не могла выдерживать конкуренции с Венецией. Потом подоспело завоевание Константинополя (1453), а вслед за ним великие географические открытая второй половины XV в. Торговля перестала насыщать всю хозяйственную энергию и всю предприимчивость Г. Пришлось искать других путей. Старая знать обратила свои капиталы в мореходное дело и крупный кредита. Генуэзские галеры охотно нанимались для военных целей, и владельцы их получали на этом большие барыши, хотя генуэзские корабли часто служили интересам, враждебным родине. Заемные операции стали практиковаться с XV в.; с 1528 г. главным должником генуэзских капиталистов стал испанский король. И так же, как антверпенские и лионские кредиторы, генуэзские нобили понесли огромные потери вследствие государств. банкротства Испании в 1575 и 1627 г.

Капиталы новой знати направились в промышленность постольку, поскольку они не были заняты в торговле. И так как промышленность Г. достигла крупных размеров только в XV в., в ее организации оказались черты, вообще мало свойственные цеховой средневековой промышленности. Городские статуты Г. плохо защищали цехи, т. е. принцип мелкого ремесленного производства. Особенно был враждебен цехам ремесленный статут 1528 г., изданный торжествующими плутократами. Он пробил огромную брешь в системе замкнутого ремесленного строя. Свобода производства была признана за всеми чужестранными и туземными ремесленниками, у которых был свой дом. Ясно, что такие постановления были изданы в интересах крупных предпринимателей, раздававших работу ремесленникам на дом. Эта политика вызвала расцвет крупной шелковой промышленности, которая с начала XV в. стала работать на вывоз и даже опередила старую шерстяную промышленность. Генуэзские шелка шли на восток, во Францию, Испанию, Англию, Фландрию и Германию. С конца XVI в. шелковое производство стало падать. В середине XVII в. люнете шелка вытеснили из мирового рынка генуэзские. К концу XVII в. пала и торговля Г., хотя, чтобы поддержать ее, республика уже в 1613 г. ввела порто-франко. Она не могла выдержать конкуренции Марселя и Ливорно.

С конца XVII в. Г. ввязывается в европейскую политику. В войну за испанское наследство ее бомбардировал французский флот (1683), в войну за австрийское наследство ее взяли австрийцы, но через несколько месяцев народ вернул себе свободу кровавым восстанием (1746). В 1796 г. она отдалась под покровительство французов; 6июня 1797 г. после враждебного французам аристократического восстания Бонапарт превратил Г. в демократическую Лигурийскую республику. В 1800 году ее прославил геройской защитою генерал Массена. Она была взята англо-австрийским отрядом, но очищена после Маренго. В 1805 г. территория республики была присоединена к Франции, в 1814 г. англичане взяли Г. и вернули ей независимость, в 1815 г. по Венскому конгрессу ее получил Пьемонт. В последний раз провозглашена была республика в 1849 г. после поражения Пьемонта в войне с Австрией. Она существовала два дня (2-4 апреля). Ген. Ламармора взял город, король даровал амнистию восставшим. С тех пор Г. принадлежит Италии и является ее лучшей гаванью.

Литература. Canale, "Nuova storia della repubblica di G." (5 т. 1858-74); Heyck, "G. und seine Marine" (1886); Blumenthal, "Zur Verfassungs-und Verwaltungsgesch. von G. im XII Jahrh." (1872); Caro, "Die Verfass. G. zur Zeit d. Podestats" (1891); его же, "G. und die Mächte" (2 т. 1895-98); Lastig, "Entwicklungsgeschichte und Quellen d. Handelsrechts" (1877); Goldschmidt, "Universalgeschichte d. Handelsrechts" (т. I); Sieveking, "Genueser Finanzwesen mit bes. Berücksichtig. d. Casa di San Giorgio" (2 т. 1898-99; основн. работа не только по финансовой, но и по всей эконом, истории Г.); его же, "Genuese Seidenindustrie in XV-XVI Jahrh." (1897).

А. Дживелегов.


Источники:

  1. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Том 13/13-е стереотипное издание, до 33-го тома под редакцией проф. Ю. С. Гамбурова, проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф. С. А. Муромцева и проф. К. А. Тимирязева- Москва: Русский Библиографический Институт Гранат - 1937.




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://granates.ru/ "Granates.ru: Энциклопедический словарь Гранат"